Шахматная Война

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шахматная Война » Парк Хару » Центр парка


Центр парка

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

Полностью готов к празднеству.

http://s41.radikal.ru/i094/1001/59/c243e5023628.jpg

2

К вечеру в парк стал стекаться народ. Чудесный вечер, когда забыты вражда и ненависть.
Парадокс, но за всю историю празднования в этот вечер не было совершено ни одного убийства. Будто сама Богиня охраняет своих подопечных.
И даже во владениях Черных можно было идти по темным переулкам, не боясь остаться в следующий миг без головы.
Остальной город почти опустел: все, кто мог, бросил свои дела и отправился на праздненство, которого ждал весь год. День счастья, день свободы, благословенный день.
Завтра выходной, поэтому толпа развлекается, как хочет и как может. Тут и там целующиеся парочки в карнавальных костюмах. Алкоголь льется рекой, а для особо желающих и Белый строй бесплатно предоставил часть своих запасов.
Не было только людей, которые и в карнавальных костюмах выделяются среди остальных. Но это неудивительно, ведь Фигуры всегда приходят позже, чтобы удачнее слиться с празднующей толпой и отдаться этой бурной стихии.

3

Оставив машину  у северного входа, девушка медленно направлялась к центру парка.  Она любила гулять здесь. В нём, почему-то, всегда было теплее, наверное, это деревья излучали тепло, накопленное за лето и осень. Девушка закурила и, пару раз подкинув зажигалку в воздух, убрала её обратно.
Окобо почти не напрягали, но Хакутё хотела скорее дойти до центра, встретиться со своими подчиненными, хотя она была уверена, что ещё ни один из них не подъехал. Это её совсем не расстраивало. Девушка впервые отмечала этот праздник без отца, от этого её улыбка казалось грустной, но Накамура работала над этим. Прошёл год, а она никак не могла привыкнуть к тому, что рядом нет его. Высокого, статного, с черными, словно перо ворона, волосами, которые чуть тронула седина, с сильными руками. Хакутё так любила, когда он подкидывал её в воздух и ловил, она даже помнила свой смех,  такой чистый и такой настоящий. Прошёл год, а она так и не смогла смеяться так для кого-то другого.
В этот раз я буду смотреть фейерверк  одна. Поймаю себе рыбку, чтобы не было так грустно.
Как только девушка увидела яркие огни, она остановилась, выкинула недокуренную  сигарету и аккуратно надела маску. Поправив волосы и переколов заколку, в виде серебряной розы, на левую сторону, где  только что была маска, Король улыбнулась и двинулась к центру, немного ускорив шаг.
Она почти дошла до длинных ярких рядов, уже представляя, как будет восхищенно изучать сувениры, ловить рыбок, долго выбирать сладости и смеяться над клоунами, как тут мимо её ног пробежало что-то серое. Король пошатнулась и сделала шаг назад. Через секунду за серым нечто пробежала здоровая рыжая собака. Девушка удивленно проследила за животным, потом брови её нахмурились. Ей не нравились наглые, бродячие собаки, которые гоняли бедных маленьких котят, которых Король просто обожала.
Приподняв кимоно, Хакутё побежала за этой «сладкой» парочкой. Бежать было крайне неудобно, но Черный Король, как истинный защитник маленьких котят, была обязана спасти бедное животное. Погоня продолжалась недолго. Собака загнала маленький серый комок на дерево, и тот испугано смотрел на то, как это кошмарное животное надрывалось от лая. Заприметив девушку, она перестала лаять и уставилась на неё. Накамура пристально смотрела ей в глаза, даже маска не могла укрыть живых существ от медового безумия. Собака заскулила и быстро покинула опушку.  Хакутё подошла к дереву, привстала на мысочки и сняла дрожавшего котенка с дерева.
- Привет, малыш. Не составишь мне компанию?
Она с грустной улыбкой на лице поглаживала серый комок, дрожь которого медленно проходила. Король огляделась. Девушка была так увлечена спасением кота, что не заметила, как пришла на опушку, где они с отцом каждый год смотрели салют. Накамура облокотилась на дерево, с которого несколько секунд назад сняла своего спутника на сегодняшний вечер и принялась изучать небо, которое в конце праздника окрасится яркими картинками.

4

Всю дорогу Юрико думала о том, чего же ей все-таки хочется. Наверное, присутствие Нит вносило свои коррективы в разборки ума и души и не в пользу первого. Было странно поддаваться такому безрассудству, ведь ей все же не семнадцать лет. Юрико будто в мгновение ока потеряла свое положение, статус, влияние. Она снова была той юной гейшей, что испытывала отвращение к мужчинам на вечеринках. Той девчонкой, что прятала свой страх под безразличием и напускной холодностью. Неразумным созданием, которое будто парило над землей после нескольких часов любви с той женщиной, которая...
Резкий толчок заставил Юрико выпасть из воспоминаний.
- Что это было, Аки?.. Кошка и собака? Глупые создания, - сквозь зубы выдавила она.
- Ты в порядке? - Юрико внимательно взглянула на Нит. Острые ногти впились в ладони: но как же ей хотелось поцарапать ими это личико, оставить кровавые бусинки, а затем аккуратно слизать их кончиком языка. Ей было слишком, слишком сложно просто сидеть и ничего не делать. Абсолютно ничего. "Как сладкое безумие. Патока". Юрико одернула себя: слишком много безумий за один день. Лицо привычно хранило маску, а на ладонях наливались кровью следы от ногтей.
Получив утвердительный ответ, Юрико удовлетворенно кивнула. Карета двинулась. "Наверное, тут будет не так уж весело", - меланхолия накатила весьма не к стати. Привет-привет, а мы уже заждались, тут столько огней, почему бы не погасить парочку? Юрико прикрыла глаза. И вдох, и выдох; укачивает? Нет, это просто кажется, просто кажется, просто... В следующий миг Юрико едва не упала: карета резко остановилась.
- Ну, теперь-то что? - тихим от ярости голосом проговорила она. Судорожный вздох над ухом - гейша поняла, что рефлекторно ухватилась за руку Кагуи, чтобы не упасть. Ногти впились в кожу Ладьи, кое где ободрав ее. Юрико мгновенно разжала пальцы. "Сейчас кому-то станет плохо".
- Аки.
Кучер, приоткрыв дверь и упав на колено, начала бурно извиняться, пытаясь прибавить к извинениям жалкие оправдания. Люди, мол, пьяные горожане, не смотрят, куда идут.
- Уйди, - Юрико достала веер и больно ударила Аки по протянутой руке. - Я поговорю с тобой. Но не сейчас.
Гейша осторожно ступила на землю. Сузив глаза, окатила бедную Аки презрением.
- Пойдем же, Нит, - тембр голоса изменился, легкая улыбка искривила губы. Двинувшись вместе со своей спутницей к самому сердцу торжества, Юрико подмечала, что парк не так уж плох в этом своем оперении. Даже мимолетная радость проскользнула где-то там, глубоко в душе, на уровне щенячьего восторга от превращений Хакутё. "Хакутё".
Наверняка, она их уже заждалась. "Погаси эти огни", - шептали деревья. "Погаси", - шептали робкие снежинки. Юрико, нахмурившись, скосилась на Нит. "Ты ведь не оставишь все вот так?.. Вы ведь обе..." - шептали деревья.
"Вы ведь обе хотите этого", - шептали снежинки. "Идите к черту, прочь из моей головы!" - Юрико сглотнула. Только не это. Вдохнуть, выдохнуть.
- Красиво, - лениво произнесла гейша. В пальцы вдруг вернулась твердость, в сознание - уверенность в своей силе и власти.
Юрико улыбнулась, поймав взгляд Нит. "Торжество уже начинается".

5

Нит молчала. В этом и не было ничего удивительного - Ладья практически девяносто процентов своего времени проводила не открывая рта. Так было проще. Не нужно было искать слова, все, что ему нужно, собеседник мог прочитать во взгляде. Который, вопреки всем стараниям Кагуи, не всегда был безразличным. Например, сегодня.
Одна ладонь лежала на бедре, нащупывая пальцами твердую поверхность кожаных ножен, где покоился ее старый, но все еще верный и очень острый кинжал. Она всегда носила его с собой, почти не снимала, даже когда находилась дома, что уже говорить про работу. Но мысли девушки занимали совсем не думы о безопасности ее Короля и ее Королевы.
Маску она убрала на бок, чтобы не мешалась. И в Кагуи еще жило опасение за этот предмет, хрупкий и чужой, потому что, как никак, сломав его, она выкажет неуважение к Юрико. Что было крайне нежелательно в любом случае. Синие волосы чуть растрепались, но в порядке они вообще пребывали относительно редко. Наверное, потому что Нит не придавала большого значения таким нюансам.
То и дело Ладья поглядывала на Королеву, словно ища в ее чертах такое необходимое успокоение. Сладкий анестетик. Любовалась, но скрывала то просыпающуюся, то угасающую страсть, думая, что лучше не сверкать перед Ее Величеством своими ощущениями.
Толчок, когда их "карета" натолкнулась на какой-то ухаб, роль которого играла несчастная животинка, и Нит инстинктивно сжала пальцы на "кобуре" своего немудреного оружия. На вопрос Королевы ответила коротким кивком. Кагуи хотелось выпрыгнуть из салона, вместе со спутницей, и пойти пешком, чувствовать присутствие рядом этой женщины резче и сильнее. С трудом подавив мимолетное желание, она опустила глаза, начав изучать свои окобо. В них тоже было непривычно, неудобно.
"Надеюсь, в случае опасности мне будет простительно, если я вдруг вздумаю от них избавиться..." - с удовлетворением подумала Удав, понимая, что если произойдет ЧП, требующее ее немедленного вмешательства, о таких мелочах она думать точно не станет. Избавится от этой новой оболочки и устремится туда, куда надо.
Когда карета вновь резко затормозила, в Нит проснулось раздражение. Пусть ненужная жестокость не всегда ею признавалась, однако сейчас ей хотелось как следует столкнуть Аки лбом со стенкой. Пусть эта робкая девочка и была на редкость запуганной, Нит не собиралась жалеть того, кто причиняет неудобства ее Королеве и ей.
Процедив одно единственное нецензурное выражение, которое, к счастью, осталось незамеченным, Кагуи устремила свой взгляд на нарисовавшееся в проеме лицо кучера. И только сейчас почувствовала отзвуки слабой боли в своей ладони, в которую впились ногти Юрико. Вздохнула, скорее от неожиданности, и Королева, заметив, тут же отпустила руку своей верной слуги.
"Тут я тоже могу пригодиться," - с несвойственной ей игривостью подумала Нит, которая не воспринимала физические муки как таковые. Нет, ей бывало больно. Но от этого Ладья испытывала только наслаждение, почти экстаз, и не считала себя мазохисткой.
Она скользнула из кареты вслед за госпожой, не спеша надеть маску. Еще рано, им предстоит небольшая прогулка до центра, куда уже давно начинают стягиваться люди со всего города. Что ж, было бы любопытно взглянуть на горожан с другой стороны, не той, которая вызывала в Кагуи дикую, неконтролируемую агрессию.
"Животные могут иногда превращаться в людей, да?" - припомнила она слова армейского командира, следившего за их небольшим отрядом. Он порой не любил называть вещи своими именами, предпочитая разнообразные туманные фразы, расценивать которые можно совершенно по-разному.
Тет-а-тет с Королевой почему-то приносил лишь неопределенные и смешанные чувства. Возбуждение, желание, страсть, горечь, нежность... и инстинкты начинали просыпаться.
Парк... удивительное преображение, хотя материалистка-Нит обычно не ценила такие праздничные прелести. Огни, похожие на светлячков, украшенные гирляндами деревья и... снежинки.
Для Кагуи не остался незамеченным странный взгляд Юрико. Она ответила на него взором, компрометирующим по самое не балуйся - в синем зрачке Ладьи плескалось озорство и немного веселья, пусть радоваться ей было пока нечему. Ей хотелось чувствовать себя ребенком, пусть она никогда им не была. Никогда не смеялась, радуясь какому-нибудь озорству; никогда не плакала, огорченная разбившейся мечтой. Почти не мечтала, зато умела ценить редкие возможности побыть наедине с самой собой. Так забылась, что, повзрослев, стала твердой, молчаливой и надежной слугой, радующей господ безупречно исполненными поручениями и почти полным отсутствием эмоций на смазливом лице.
- Действительно. - отозвалась она на слова Королевы, по-детски подставляя ладони для падающих снежинок и... улыбаясь. Неумело. Чуть робко. Открыто. Как ребенок. Которым Нит никогда не была.

Отредактировано Кагуи Нит (11-01-2010 10:22:32)

6

------------ Квартира Черных Коней
Джоши долго пробирался по пустующим улицам города. Почти все жители направлялись в парк, где проходило торжество. С неба падал снег, устилая дорогу белоснежным ковром, который хрустел под ногами. Арлекин еще долго скитался по улицам... И наконец-то парк.
  Казалось что центр парка, на этот вечер превратился в центр мира. Здесь были почти все горожане, со всех концов города. Были тут и уличные артисты в карнавальных костюмах, они, следуя призванию, развлекали общество своими фокусами и представлениями.
Удачно я выбрал костюм, затеряться среди артистов будет проще... А это дает множество возможностей пошпионить... Ведь ничего дурного в этом нету...
Умение притворятся, теряться в толпе, и наносить удар не оставляя следов - за это Джоши и получил прозвище Необьятного Дракона. И сейчас Дракону хотелось пошпионить за гуляющими в парке людьми и остаться не замеченым.
Если бы не праздник, то ты бы взорвал здесь все к чертям, а?
Снова этот голос... Черт. Оставь меня в покое!
Но в чем-то голос был прав, если бы не запрет во время праздника, то тут скорее всего прогримел бы взрыв, который бы списали на Белых. Ведь у Дракона был один план для того чтобы "очернить" врагов, но осуществить его самолично он не мог. Не хотел чтобы против него пошли свои-же.
Сейчас Арлекин пританцовывая направлялся к одной особе в синем кимоно и маской кокетки. Он и сам не знал зачем, но решил начать именно с этой особы.
Маски слегка затрудняют работу, но я не ищу легких путей...

7

С каждой минутой праздник набирал обороты. Благодаря алкоголю и психотропным веществам появились уже почти невменяемые люди.
Одним из таких был Аки, подтянутый мужчина лет тридцати в джинсах и серой куртке. День выдался трудный, погрузка товара на продуктовый склад отняла все силы, поэтому праздник расслабил его чуть ли не до свинского состояния. Маска сползла на бок, ноги не слушались, язык заплетался. Аки бездумно стоял посреди дорожки и смотрел вперед.
Его внимание привлек молодой человек в костюме арлекина, шедший навстречу. С пьяной улыбкой он крикнул:
-Эээпарень! Сортир где тут?
Шатаясь, подошел к Джо, преграждая дорогу. Всмотрелся в его маску и обрадовался своему весьма нелогичному умозаключению.
-Мжик, ты ж артист, да? Клоун? С праздником тебя. Слуш брат, окажи услугу, будь другом. Покажи фокус или чё там умеешь. Давай, не будь целкой, удиви меня.

Отредактировано Массовка (12-01-2010 19:10:33)

8

>>> Квартира Белых Пешек

Пробираясь сквозь разноцветную толпу Камео пыталась поймать, и даже насладиться атмосферой праздника, но у нее это не получалось. Яркие дамы танцевали медленный и красивый танец, освещаемые множеством ярких фонариков. Повсюду проходили небольшие театрализованные представления. Актеров от гостей было отличить сложно, потому, что все были одеты нарядно, а лицо скрывала маска.
Все кивали ей, те, чьи лица были скрыты лишь полумаской, улыбались. Камео кивала в ответ в ответ, а сама думала о том, значит ли это, что ее уже знают все (хотя кто бы мог ее узнать в этой маске), или это просто восхищение ее нарядом феникса.
Вокруг все наполнялось яркими красками и атмосферой веселья.
"Где же я в конце-концов. Сейчас это место не отличить от Венецианского карнавала, но есть ли это явная сторона места, или только временная яркая оболочка?"

Отредактировано Камео Лакруа (12-01-2010 20:07:29)

9

Особняк Белой Ладьи
Девушка была не довольна, поскольку пришлось ехать в такую даль, ради какого-то карнавал, но слово Короля не обсуждалось, надо так будет, с улыбкой на лице. Машина остановилась, девушка одела маску, дожидаясь пока дверь откроют. Водитель вышел и распахнул дверь, протягивая свою ладонь, покинув автомобиль, дала указание подчинённому и, пошла, гулять по парку. Снег сыпал хлопьями, что ещё усугубляло и так плохое настроение. Холод она не очень любила, предпочитая сидеть где-то в тепле у камина, под пледом и попивая чай, читать книгу. Увы, такое удовольствие на сегодня было упущено. Поскольку девушка страдала дальнозоркостью, вблизи всё виделось немного расплывчато, заставляя иногда прищуриваться, но это не мешало прогулке. Все всё равно были в масках:
-Интересно все собравшиеся свято верят в Богиню...?! – не верила девушка в массовый гипноз, ровно, так же как и относилась к религии. Не редко её скептицизм доходил  до абсурда, даже если бы произошло что-то действительно невероятное, она бы постаралась найти этому рациональное объяснение. Заметив скамеечку, удобно уселась, взгляд бегал по отдыхающим, она не понимала для чего, они всё тут собрались, разве весело надевать клоунские наряды и плясать тут. То как она выглядела, слегка раздражало, дело было не только в маске, но именно её и сняла Эм, решив устроить себе некий перерыв и лучше осмотреть гуляющих.

10

На пути к молодой особе в маске кокетки, Джоши неожиданно обнаружил преграду в виде опьяневшего гостя праздника.
Этого мне еще не хватало... Так, придерживаемся образа. Но как же хочется пустить его на подтяжки... Надо успокоится...
-Эээпарень! Сортир где тут?
Изобразив артистичную задумчивость с почесыванием шляпы, Джоши поднял руки и правой рукой показывал в левую сторону, а левой в правую, при этом произнося.
- Туда.
Голос при этом пришлось напрячь, чтобы изменить тембр звучания. Но гость не собирался уходить по нужде и решил остаться. Похоже, он только сейчас заметил что Джоши одет как арлекин, о чем решил тут же оповестить.
-Мжик, ты ж артист, да? Клоун? С праздником тебя. Слуш брат, окажи услугу, будь другом. Покажи фокус или чё там умеешь. Давай, не будь целкой, удиви меня.
Влип. Надо его сплавить, так-как интереса он не вызывает. По одному его состоянию и слегка неопрятному виду можно судить что он оттягивается по самые небалуй. А раз он в таком состоянии уже сейчас, то значит что он не умеет веселится, следовательно трудяга. Возможно работает в поте лица, так-как трудно представить этого амбала в очечках за научным проектом. Абсолютно ничего интересного, а мне хочется понаблюдать за менее категоричными персонами на этом гулянии...
- Доброго вечера! С праздником великой Аматерасу! Ваша бескрайняя наблюдательность вас не подвела, я арлекин и приношу в этот праздник скромную частицу веселия. Удивить? Айн момент! Но сперва взгляните туда.
При этом Джоши с озадаченым видом указал в небо. Когда громила поднял голову, Джоши быстро схватил со стола несколько пустых бокалов и тряхнул головой. Звон бубенчиков вновь привлек внимание громилы. Притворно улыбаясь до ушей, Джоши начал жонглировать бокалами, благо ловкости рук на это хватало.
Да, такие навыки как подбрасывание ножей и перехват их в полете не загубишь и не пропьешь... А этого гада позже обьязательно на ремни пущу! В первую очередь за целку... Это он загнул. И поплатится!
Нервы начинали напрягаться, приступ агрессии чуть не овладел Джоши и тот чуть не пропустил один из бокалов. Но к счастью успел перехватить его почти у самой земли. Чтобы все выглядело естественно, он улыбался и даже согнул одну ногу.
Надо успокоится иначе демаскируюсь, что для меня неприемлимо!
Закладывая последние пируеты, Джоши начал уменьшать количество бокалов молниеносно возвращая их на стол. И вот, последний бокал вернулся на столешницу. Прогримели овации от некоторых гостей, а арлекин почтительно склонился перед публикой.
- Вуаля! Ах да, вы вроде в туалет спешили? Советую уточнить у официантов, они лучше тут ориентируются. Всех благ! И еще раз с праздником!
Улыбаемся и машем...
Мог бы и не церемониться, а прирезать его тихо и без свидетелей...
Оставь меня в покое! Мне не нужны советы и указания.
Учтиво кланяясь громиле, Джоши обошел его и продолжил свой путь.

Отредактировано Джо (12-01-2010 21:42:30)

11

Аки остался доволен представлением и даже поаплодировал, иногда не попадая ладонью о ладонь.
"Во творит-то. Молодец парень."
- Вуаля! Ах да, вы вроде в туалет спешили? Советую уточнить у официантов, они лучше тут ориентируются. Всех благ! И еще раз с праздником!
-И тебя, мжик. Отлично покидался, хвалю.
Проводив взглядом Джо, мужчина направился дальше. Последовав совету арлекина, выловил какого-то юного официантишку. С последним долго не мог найти общий язык. В конце концов, кабинку туалета нашел сам, внутри и уснул.
Что можно сказать... Для некоторых людей праздник удался.

12

Юрико не горела желанием бродить в толпе, но и отделяться от нее было не слишком умно. Эти уличные актеры - глупые скоморохи - не для гейши. Да и вообще, разве праздники не для того созданы, чтобы портить всем настроение? Лицо презрительно скривилось под маской. Ах, если бы, ах, если бы произошло что-нибудь мало-мальски интересное! Танцовщицы с вульгарными танцами и жонглеры, нелепость которых доходит до абсурда. Знает Юрико, что не выдержит долго. Думает, что либо пойдет и покажет, как нужно танцевать, либо домой уедет. Странно чувствует себя Юрико: голова тяжелая, тело будто не ее и в глазах темнеет. Нехорошо, наверное, без отдыха и на ногах весь день. Но идет гейша дальше, заставляет себя глядеть по сторонам, выискивая что-то. Все кажется ей слишком ярким, слишком бьющим по глазам. "Красиво? Нет, не красиво". Бредет Юрико, сама себе удивляется: до чего же быстро у нее взгляды на мир меняются. Раз-раз, как кистью по холсту.  А все чего-то не хватает. Только чего?
Молчит внутренний голос. Мысли все будто разом пропали. А внутри словно что-то просыпается, на волю хочет. И не знает Юрико, как быть и нужно ли что-то делать. Не может на месте стоять, не может идти. Вздохнула гейша и медленно двинулась в толпе. А танцоры раздражают. Мельтешат перед глазами, куда ни посмотри. И арлекины всякие, и маски мерзкие. Злится Юрико. Оборачивается, чтобы Нит об этом рассказать. Но нету Нит. Одна Королева посреди толпы, совсем одна. Лишь только презрение не позволило начать паниковать. Королевский Золотой Дракон, большое животное, сильное. И одна из зажигалок Хакутё в кармашке внутреннем. Еще больше разгневалась Юрико, сжала веер так, что он чуть не треснул и пошла Кагуи искать. "И куда ты идешь?" - с сарказмом протянули юркие снежинки. Королева совсем по-королевски их игнорировала. А что сказать, если она не знает, куда идет. То ли здесь повернуть, то ли там. А мысли уже вокруг Нит вертятся. О коже ее, о взгляде сверкающем, о странных синих волосах. И хочется ей взлететь куда-нибудь, но лететь никуда нельзя. Да и помнить нужно, что настроения нет и зла на весь мир. Поэтому идет злая Юрико и клянет все, на чем свет стоит. А в голове - улыбка Нит, руки Нит, царапины на руках Нит... И хотелось мрачной гейше тихонько запеть что-нибудь себе под нос, но шум выводил из себя. Слишком много шума, слишком мало...
- Ах, вот ты где, - моргнула Юрико. Подкралась и встала позади Нит.
- Нельзя так пропадать, - шепотом на ухо и приобнять за талию. Сдерживать себя - это вредно для нервов, да. Сердце забилось рваным ритмом, а в голове - легкая мелодия, что Юрико на сямисэне играть любила по вечерам. Чай-кофе-потанцуем? "Где ты выражений таких понахваталась?" А Юрико уже все равно - она улыбается. И сознание куда-то вдаль плывет вместе с огнями. Есть лишь мелодия и маска, что только половину лица скрывает. И у Нит маска такая же. "Как славно, как это замечательно, что кто-то делает такие маски!" Казалось бы, идеальный момент, чтобы подумать над философией масок, но какие могут быть маски, когда у Нит такие красивые губы.
- Я не люблю, - Юрико чуть склонилась, - Ждать. Это так утомительно. И праздник этот утомителен. Хочешь, я покажу тебе, как надо танцевать? Но это потом.
Она дрожала и не старалась этого скрыть. Под горячими пальцами - нежная кожа лица Нит. Она не замечала, что глаза ее горят, сливаясь с ярко-красной маской.
- Скажи мне, чего ты хочешь?
"Что за дурацкая привычка оттягивать момент?"
- А в прочем молчи, - улыбаясь, Королева положила пальчик на губы Кагуи. И с хрипотцой: - Я догадываюсь.
Притянула Юрико Кагуи резко за воротничок, а сямисэн надрывается в голове, наигрывает тягучую мелодию. Вспомнила гейша, как называется она - "Драконья песнь". Вцепилась Королева в податливое тело, вонзила острые коготки и выдохнула:
- Ты восхитительна.
И, едва коснувшись губами губ Ладьи, со стоном прижала ее к себе и стала целовать так, будто съесть заживо собралась. И не слышала уже ни шума, ни музыки, ни рыка своего, лишь бы только прижимать к себе свою красивую куклу и не отпускать, не отпускать, не...
В глазах темнело, а Юрико все очнуться от этого забвения не могла.
"Посмотри на меня..."

13

[Начало игры]

Она ненавидела скопища людей до зубного скрежета, от них так много шума и мало толку, а еще эта вероятность дезориентировать на местности; в общем и целом скажем, что Белый слон был явно не рад карнавалу. Видимо слишком рано в этом теле убили детское восприятие праздников, но вот интересно, было ли оно у неё вообще когда-нибудь? Может быть и было, сейчас это все равно без разницы, ибо что было вернуть нельзя, таковы законы времени.
Смех, крики, столько веселья вокруг, что невольно кружиться голова. Губы кривятся в надменной ухмылке приправленной раздражением, право за маской и не видно, так что можно немного показать эмоции. Глупая постановка тактики? Может быть, но такова судьба личностей приближенных к Королю нельзя проявлять свои эмоции и говорить то, что у них в голове, пусть и стоило бы сделать то или иное. Тонкие пальцы впиваются в руку сопровождающегося, все же где-то глубоко в хрустальном замке начинает завывать страх, противненько так завывает и злорадно хихикает. Точным ударом фактов заткнуть сей голосок и требовательно поскрести ногтями по рукаву. Отрицательно мотнуть головой на предложение вернуться в поместье; еще чего, она вам не елейная барышня, справится и с этой напастью!
Где-то совсем рядом заплакала скрипка, и какой-то наглец уже хватает Лилу под локоть и увлекает за собой. Девушка не успевает даже как следует возмутиться, как наглец исчезает. Адениум прислушивается к миру; судя по всему,  она находиться в кольце людей, и это её явно не веселит. Что ж, она нашла себе неприятности благодаря своему упорству. Шут рядом слащаво увещает людей, что сейчас они увидят то, что никогда еще не видели, и эта дама (то есть попавшаяся в его цепкие руки Лилу), что так бесстрашно согласилась ему помочь, будет главным действующим лицом.  «Боги, в какую переделку я попала? Мой Король, прошу простить меня, но из этой ситуации я не вижу достойного выхода».
Лилиардина ухватила за край одежды шута, и мило шипя объяснила оному, что ему лучше найти другую жертву. Присесть в легком реверансе перед толпой и повернувшись на каблучках устремиться неизвестном направлении сквозь толпу, что так услужливо расступалась перед этой маленькой девушкой. И вот она уже покидает злополучный круг, она почти свободна от этого приключение, но приходит время протянуть страху свои цепкие противные пальцы и ухватить за плечи, чтобы потом увлечь в свои объятья. Даже у превосходного тактика вряд ли найдется хороший план, как бы выйти из сложившейся ситуации. «Моран… Моран… где же ты? Где ты предатель? Почему ты с такой легкостью отпустил мою руку?»
Главное не впадать в истерику. Гордо вздернув подбородок к небу, Белый слон шагает по аллеям парка, осторожно, чтобы не споткнуться, иначе тогда она точно не справиться с нахлынувшими эмоциями. Чье-то плечо с болью бьет в грудь. Холодные впиваются в неожиданного «гостя», а с губ срывается шипение: - Поосторожнее…

14

Запад, Особняк Белого Короля
Доехали до нужного места они без проблем. Транспорта на улице практически не было, да и людей тоже. Оставшееся время поездки Лакруа любовался снегопадом за окном. "Чистота и белизна снега... Как снежинки отражают свет фонарей..." Это зрелище нравилось Джулиану с детства. По его мнению, это было лучшим в зиме. Миллионы отражений в снегу, будто осколки разбитого зеркала падают с неба, холодные, колючие, но прекрасные. Наверное, на это можно было смотреть бесконечно, настолько завораживающее зрелище. Но конец приходит всему; карета остановилась, и Джулиан вышел на свежий воздух, чуть поежившись от холода.
"Опять одет не по погоде... Ничего страшного, еще терпимо. Сейчас согреюсь чем-нибудь горячительным..." Прошелся ладонями по карманам. "И денег нет, я гений..." Чуть со смущенным видом попросил у кучера взаймы. Мужчина был удивлен, но все же дал Джулиану около сотни."Выручил...Нужно будет вернуть ему в двое больше..."
Затем обратился к Королеве.
-Госпожа Тео. Благодарю за то, что приехали со мной сюда. Но сейчас я вынужден покинуть вас. И у меня есть для вас поручение: оторвитесь здесь по полной. Белая Орхидея счастливо улыбнулся и, постукивая тростью, тихо декламировал вспомнившееся стихотворение.
-Праздничный шум, пестрота, кутерьма...
Но берегите здоровье, сеньоры.
К нам приближается Доктор Чума.
Очень любим им наш ветреный город.
Вон как торопится на аромат.

Вокруг толпа, которую медленно рассекает твердой походкой Белый Король. Он заметил знакомый силуэт на скамье, к которому и направился.
-Если у Вас ядовита слюна,
Лишняя желчь и распухшая печень,
Мигом поможет Вам Доктор Чума,
Эти болезни другой не излечит.
Нет у другого такого ума.

"Как я и думал. Госпожа Крайсор" Лакруа сел рядом, положил обе руки на рукоять трости, и, не поворачивая головы к Ладье, негромко произнес.
-Рад вас видеть в этом месте, госпожа Крайсор. Но хочу указать вам на довольно опасную ошибку...
Сделал небольшую паузу, вздохнул.
-Маска, дорогая Эммилия. Не забывайте, на чьей вы территории. Я уверен, здешние обитатели знают нас всех в лицо. И нам всем сейчас серьезно повезет, если в вас не целится снайпер или некто не точит свой острый нож... Будьте осторожны и предусмотрительны. Тем более, в такое время.
С этими словами он встал, оперся на трость, вежливо поклонился и направился дальше...
-Бедных и жадных совсем задарма
Он от страданий навеки избавит.
Как бескорыстен наш Доктор Чума!
Именно это его и прославит
Больше, чем всякой учёности тьма.

Осмотревшись, Белая Орхидея увидел еще одну особу, медленно и чуть неровно шагающую по аллее.
"На пьяную не похожа: дорогой костюм... Посмотрим ближе?"
-Смерть, знают все, ненасытный гурман.
Ей одинаково - пост или праздник.
С ней конкурирует Доктор Чума,
Палочкой щупая самых заразных.
Тоже, видать, переборчив весьма.

Чуть ускорив шаг, встал впереди этой персоны, внимательно вглядываясь в ее черты... Когда она подошла чуть ближе, Лакруа уловил мутноватый отблеск до боли знакомых глаз. Он поспешил взять ее под руку и произнес, приблизившись к ее лицу.
-Госпожа Лилиардина... И вы почли своим присутствием это место. Не беспокойтесь, это Джулиан. Хотя, вы наверняка узнали по голосу. Где же ваш сопровождающий?
С любопытством осмотрелся, пытаясь выцепить взглядом среди пестрой массы ее проводника."Весьма странно. Интересно, кто из наших еще здесь?"

Отредактировано Лакруа (14-01-2010 18:33:06)

15

Теперь, когда пьяного надоедалу сплавили, Джоши приступил к наблюдению за обьектом в маске и синем кимоно. Он методично выбрал позицию в шести метрах от обьекта, чтобы не быть обнаруженным в толпе и в то же время как можно лучше наблюдать за девушкой.
Хм, пока никаких проявлений не наблюдаю... Любопытно... Возможна выправка, так-как отсутствуют минимальные признаки индивидуализма. Значит она тренировалась, скорее всего армия. Что наталкивает на опасения за свою шкуру. Они не ходят по одиночке...
Добыв на одном из столов несколько мандаринов, он начал жонглировать ими, чтобы не выделяться среди артистов. Роль артиста имела плюсы и минусы, последние заключались в том что некоторые гости все-же за ними наблюдают. А что это за артист, который стоит столбом и наблюдает? Правильно. Потому и пришлось вернуться к жонглированию. Попутно нарезая медленные круги вокруг цели, он увидел спину подошедшей к обьекту особы в раскошном кимоно, которая встала позади обьекта и о чем-то видимо говорила с обьектом.
А это еще кто? Нужно это выяснить...
Наконец-то сменив позицию, у Джоши чуть не отвалилась маска от удивления. Теперь его взору предстала та особа, а память сопоставляла с ее осанкой и внешними параметрами только одну особу.
- Ко...
Королева! Это же Королева! Раз она так разговаривает с этой особой в маске, то значит это кто-то из наших... Король? Нет, не похоже... Один глаз закрыт... Кагуи Нит! Как я сразу не догадался? Изумрудный Удав, вы как всегда притягиваете внимание, храня хладнокровие... Выходит я следил за своими... Зато было интересно проанализировать...
-Смерть, знают все, ненасытный гурман.
Ей одинаково - пост или праздник.
С ней конкурирует Доктор Чума,
Палочкой щупая самых заразных.
Тоже, видать, переборчив весьма.

Донесся голос за спиной, Джоши тут же оглянулся и снова принялся изображать уличного артиста. Человеком произносившим эти слова был какой-то тип в балахоне, шляпе и маске, что собственно ровным счетом еще ничего не значило. Но Необьятного Дракона заинтересовать он смог и при том сильно.
А эта персона на наших не похожа... Этому господину стоило бы менее притягивать любопытные взгляды... Манерная походка, трость, самоуверенность... Нужно больше информации для выводов, понаблюдаю за ним.
Незнакомец подошел к какой-то девушке, с интересной походкой, напоминавшей походку слепца без поводыря. Джоши неспеша направлялся в их сторону, забирая немного в сторону, чтобы не быть обнаруженным. Жонглирующий арлекин, один из множества артистов на празднике... Кому прийдет в голову подозревать его?

М?
Телец.

Отредактировано Джо (15-01-2010 21:06:28)

16

Такой знакомый голос, знакомый до боли. Душа тут же решила ускользнуть куда-то в пятки, если и не того глубже к недрам преисподней. Что значит почему? Вспомните себя ребенком, в момент, когда вы не оправдали надежды родителей, может быть, и уловите, что творилось в мыслях Белого слона.
Мило улыбнуться, пусть за маской и не видно, но она была уверена, Милорд заметит, разве может что-то укрыться от короля?!
- Как ни божественна тела тюрьма,
Дух слишком долго задержит едва ли.
Весел и добр старый Доктор Чума,
Маска почётная на карнавале
(Ох, не всучил бы какого дерьма!)
– закончила девушка; да её слова не были столь харизматичны и не завораживали слух, но ведь иногда можно поддаться своим капризам, не так ли? Пальцы Его Высочества, что так услужливо поддерживали её под локоть, жгли кожу даже через ткань. В конце концов, вновь вернув свои эмоции в состояние « я глыба льда», Лилу заговорила, силясь подобрать более красивые слова для сложившейся ситуации, а ведь так хотелось ругаться. – Как я могла не узнать вас, мой Милорд! Это почти оскорбление – тихий смешок, с примесью нервозности, но её нельзя было различить за маской иронии. – Могла ли я не явиться на праздник, где будет мой господин? Увы, но это было бы слишком непочтительно. Мой сопровождающий? Мм… - театрально, как делают неумелые актрисы, девушка прикрыла ладошкой свою маску. – О, это долгая история, скажу только, что его теперь днем с огнем не сыщешь. 
«Милорд будет расстроен, если так дальше продолжать жаловаться. Надо найти что-то оптимальное, то что сможет освободить Милорда от чувства долга и присматривание за моей непутевой личностью, но между тем вновь не оставит меня на произвол судьбы.»
Осторожно освободить от поддержки, все же она привыкла быть самостоятельной, и изобразить легкий реверанс, надо же хоть как-то выказать свое уважение. А между тем лихорадочно соображать, что можно сделать, что еще можно впутать в паутину этого приключения. Кажется, словно мутная дымка начинает рассеиваться и глаза Белого слона зажигаются огоньком цвета ультрамарин, но это только на доли секунды, да и откуда знать, не показалось ли вам сие. Прислушаться к толпе, и удовлетворенно хмыкнуть себе под нос, ведь решение было таким простым.
-Милорд, я надеюсь, что не отрываю вас от развлечения? Не думаю, что возиться со слепой является интересным занятием, тем более на праздник – голос тихий, отойди Джулиан на шаг назад, то он уже не услышит девушку.- Если бы вы выбрали человека на свой вкус, что согласился бы за плату на время побыть моим поводырем, то ваш преданный слуга был бы вам весьма благодарен.

17

Когда-то Нит себе говорила: "я никогда и никому не дам повода считать себя лишь женщиной, машиной к воспроизводству. Я буду сильным и правильным оружием в руках своих господ". Когда же это было?.. Когда Кагуи только вступила в ряды Черных фигур, когда она была пешкой, незначительной и слабой. Когда еще не проснулась в ней удивительная сила, и единственным оружием была лишь голова, в которой откладывались знания о том, как можно быстро и болезненно умертвить противника. Когда она боготворила Короля и Королеву.
Она и сейчас боготворит. Хакутё Накамура, Юрико Хига - два имени, ради которых бьется сердце синевласой Ладьи. Остальные не существуют. Остальные - животные. Ничто перед величием господ. Ее господ. По одному слову которых Кагуи готова убить или пожертвовать своей жизнью.
А сейчас... мир сузился до единственного лица, красивого, немного надменного. Изумрудный Удав видела только ее, свою богиню, хрупкую, властную хозяйку. Для нее она улыбается. Для нее она живет и чувствует. Только для нее.
Она будет рядом, если потребуется помощь. Она будет рядом, когда Королева будет нуждаться в козле отпущения, и примет на себя гнев Золотого Тельца. Она будет служить ей, как верная, надежная кукла. Будет.
Кагуи сама не заметила, как ее отрезал от Королевы неуправляемый людской поток, и вот Нит уже стоит в окружении людей, чьи лица скрывают маски. Слушает гул голосов, но уже не улыбается - синий глаз бегает, ищет, вылавливает знакомые очертания желанного тела. Появляется желание убить всех, устранить эту помеху, чтобы найти - снова ощутить близость с той женщиной. Одновременно с тем, ее гипертрофированная интуиция чувствовала, как за фигурой Нит кто-то пристально наблюдает. Раз - резко повернуть голову левым боком, чтобы получить обзор, два - развернуться всем телом, концентрируясь. Кто смотрит, кто? Кто смеет следить за ней? В том, что это именно слежка, Нит не сомневалась. Она умела порой быть очень проницательной, чего нельзя ожидать от грубого воина, чья сила всегда была ударной, основной, если дело касалось каких-то операций или стычек с людьми Белых.
"Нет... нельзя определить в таком столпотворении... наблюдателем может оказаться любой, а срывать маски с каждого весьма глупый и ненадежный вариант..." - быстро делая пару шагов вперед, напоминая гончую, взявшую след, Ладья остановилась и выдохнула. - "Надо найти Королеву." - стоит, слыша спиной шепотки незнакомых личностей, а невидящий глаз прикрыт изысканной маской, равно как и левая сторона лица. Досадливо цыкнув, девушка уже вознамерилась нырнуть в толпу лично, но вкрадчивые шаги сзади заставили ее оставить свои потуги. Напряглась снова. Рельеф мышц вновь четко проступил через светлую, тонкую кожу, но голос сзади... Нит удержала улыбку.
- Моя Королева. - признала женщина, стыдясь своих подозрений. А руки Юрико уже обвивают ее талию, прижимая к себе, и Нит поддается - окунается в наслаждение, дыша в такт с госпожой. Голос хриплый, от обуявшего возбуждения, а сама она уже разворачивается, становясь лицом к лицу с хозяйкой. Полноправной. Спокойствие, к черту его... губы Ладьи предательски подрагивают, она приоткрывает рот, словно в каком-то удивлении, хотя на самом деле Удав лишь любуется, восхищается, хочет.
Пальцы королевы обжигают лицо, кажется, что на бледной коже скул уже заалели ожоги, но нет... кажется, только кажется.
- Хочу. - отзывается она предложение Юрико, хотя никогда не танцевала. Но нежданный каприз, непонятное желание, спровоцированное тихим голосом Ее Величества. Воображение Кагуи уже рисует ей, как выглядит стройное тело хозяйки, когда извивается в элегантном танце, от этого зрачок вспыхивает, страстная ярость, горячее наваждение. Сколько смысла в одном слове. Она хочет. Чтобы ей обладали. Быть игрушкой? Что за глупость, но в кои-то веки она подмята чьей-то волей. И это лишь распаляет.
- Вас. - шепот на шепот, сладкий ответ на мимолетный вопрос. На губы лег тонкий палец Хига, и Нит отзывается, чуть подавшись вперед. - Вы великолепны... моя Королева. - послушно следует за желаниями госпожи, и чувствует, как по полыхающему телу разливается острая боль от впившихся в кожу ногтей.
Она так ждала, почти грезила этим поцелуем, шумно выдыхая. Отвечает на голодное прикосновение горячих губ, и синева зрачка подергивается легкой дымкой, туманной пеленой. Для Нит это праздник - не тот, которому так радуются горожане, а иной... буйный, невероятный, желанный. Праздник от соприкосновения с ней, от танца языков, от мутного взгляда.
Толпа перестала существовать. Плевать. Они в центре, а вокруг кружатся, кружатся люди, смотрят, удивляются, как в театре, как на сцене. Пара балансирует на парапете меж океана из глаз, огней и танцев, и Нит забывается, вплетая пальцы в идеальную прическу Королевы. Уже забыты мысли о слежке, чьи-то далекие стихи только мешают, снующие актеры раздражают, занавес поднимается... Кагуи поддается, извращенная ухмылка тонет в поцелуе, и она только шепчет свои мысли, неосознанно вторя желанию Юрико.
- Посмотри на меня...

18

-(Ох, не всучил бы какого дерьма!)
Услышав столь необычное окончание знакомого стихотворения, Лакруа не смог сдержать свой чистый смех. Своего Слона Джулан уважал безмерно, проникшись к ней глубокой симпатией еще при их знакомстве. Ему доставляли удовольствие редкие часы времяпрепровождения с этой особой. Он надеялся, и Лилиардине тоже.
-Вы великолепны, моя дорогая... А развлечения, как такового, и нет. Я почему-то ожидал большего от этого праздника. С учетом сложившихся недавно обстоятельств. Хотя, еще не вечер. нужно быть готовым ко всему.
Орхидея огорчился тому, что Лилу освободилась от его помощи. С одной стороны, он понимал ее мотивы, и разделял их. С другой же, его поддержка была не только стремлением помочь, но и желанием быть ближе к этой женщине. В любом случае, огорчения он не показал, ни видом, ни голосом. Только чуть затянувшимся молчанием, во время которого он справлялся с досадой. Юный Король чувствовал, каково сейчас его спутнице, и не хотел, чтобы ей стало еще хуже из-за его расстройства.
-Возиться со слепой? О чем вы, моя дорогая. Сейчас я провожу время с очаровательной спутницей, и этот момент пока лучший на празднике. А ради вашей благодарности я готов сделать все, что угодно. Кстати, я почту за честь, если вы возьмете мою любимую трость на ближайшее время. Ей вы сможете покрепче ударить любого, кто осмелится вас пихнуть. В голосе прозвучали нотки раздражения и легкой злости, в голове же гнездились вполне спокойные размышления. Он вложил трость в руку Слона.
"А вот с благодарностью поосторожней. Ты уже выполнил просьбу Индеры, угу. Итак, кого мы можем взять? Эммилия... Не думаю, что она этому будет рада. Тем более, сейчас она может быть под угрозой из-за своей неосмотрительности. А проявлять свою неосмотрительность, и этим ставить под удар еще и Лилиардину, будет ошибкой непростительной."
Холодный порыв ветра прервал стройную цепочку мыслей, Король начал слегка дрожать, мысленно кляня себя за то, что не обратил внимания на прогноз погоды. Из-за этого прежний ход раздумий возвращаться никак не желал. Машинально обернулся в поисках официанта с чем-нибудь спиртосодержащим и увидел в толпе, сжавшейся и отступившей от порывов ветра на несколько шагов, Арлекина, смотрящего на них и все так же уверенно исполняющего свою роль.
"Да уж, пожалуй, мы здесь довольно странная пара... Раз мы встретились взглядами, дорогой Арлекин с мандаринами, это судьба. И выпадет вам выигрышный билет провести с Кровавым Адениумом. Главное, не делайте ничего дурного по отношению к ней. Иначе найдут вас бездыханного только на следующее утро...
-Госпожа Лилиардина, следуйте за мной. Второй раз брать ее за руку уже не решился. Но шел медленно, осторожно подвигая людей и этим самым освобождая путь для своей спутницы. Около минуты, и они уже стоят перед Арлекином.
-Мое почтение, добрый господин. Снова глубокий поклон. И как только спина от них не устает?
-Прошу прощение за беспокойство, но я хотел бы попросить вас об услуге, ибо чувствую, что с этим лучше вас никто не справится. Итак, у нас с моей подругой возникла проблема. Она, к сожалению, довольно плохо видит, а ее спутник пропал куда-то... Я был бы рад провести с ней вечер, но боле не могу находиться в таком большом скоплении людей. А от вас лишь прошу составить девушке компанию до конца праздника, быть учтивым и внимательным. Конечно, без награды вы не останетесь. Он достал из кармана все свои деньги, 90 евро.
-Понимаю, как аванс это не слишком много, но могу пообещать, что вы получите в десять раз больше, только оставьте мне номер своего счета. Я очень надеюсь на вас.

19

Шум толпы мешал подслушивать, беседы других людей для него мало что значили. Важны лишь слова с уст обьектов, а все остальное шелуха. Но спустя какое-то время до ушей Дракона донеслись обрывки фраз, которые спутница человека в шляпе по неосмотрительности произнесла достаточно громко.
- Как я могла не узнать вас, мой Милорд! ... ... где будет мой господин?
Милорд? Черт, не говорите мне что это представитель Белых? Прихлопнуть бы его, а потом разбираться... Но чертов запрет на убийство... Быстрее бы полночь...
Затем произошло нечто, чего Джоши не ожидал в принципе. Маска в шляпе поднял свой взор и стал прочесывать им толпу и остановился на Хании. Казалось что они оба смотрят в глаза друг другу. Это было словно дуэль взглядов. Весь мир словно исчез, среди бескрайней пустоты находился только Джоши и маска в шляпе. Но наваждение просуществовало всего долю секунды и Джоши делая вид что ничего не произошло продолжал жонглировать.
Меня обнаружили... Черт, черт, черт... Нужно было более правильно подобрать позицию и встать дальше...
Странная пара пришла в движение, словно ледокол, мужчина проделывал коридор для своей спутницы. ООни несомненно приближались к Черному Коню, который уже понимал, дело дрянь.
-Мое почтение, добрый господин.
- Примите и мое почтение, господин, в прекрасный праздник светлой Аматэрасу!
При этом он поклонился в ответ на поклон, а мандарины упали на землю, так-как подхватить их было пока некому.
-Прошу прощение за беспокойство, но я хотел бы попросить вас об услуге, ибо чувствую, что с этим лучше вас никто не справится. Итак, у нас с моей подругой возникла проблема. Она, к сожалению, довольно плохо видит, а ее спутник пропал куда-то... Я был бы рад провести с ней вечер, но боле не могу находиться в таком большом скоплении людей. А от вас лишь прошу составить девушке компанию до конца праздника, быть учтивым и внимательным. Конечно, без награды вы не останетесь. Понимаю, как аванс это не слишком много, но могу пообещать, что вы получите в десять раз больше, только оставьте мне номер своего счета. Я очень надеюсь на вас.
Вот те раз... Что называется поступить с карнавала в бюро эскорта... Не может находиться в скоплении людей? Да еще и деньги сует... Как оскорбительно... Неужели он надеется меня купить? Ну да ладно... Не будем отходить от роли...
- Я буду счастлив выполнить вашу просьбу, для меня, простого уличного артиста, будет огромной честью составить компанию вашей прелестной спутнице...
Будем надеяться под маской действительно прелесное личико, а не пасть фурии...
- Номер счета? Ну что вы... Откуда у простого артиста возьмется достаточно средств, чтобы хранить их на счету в банке? Все мои сбережения по  своей мелкости все время находятся при мне, опасаюсь воров, которые готовы отобрать и последнюю монету.
При виде денег, глаза Джоши изобразили тот блеск, с которым обычно смотрят бедняки в таких случаях. Все выглядело до невозможности натурально, и ни грамма фальши. Ведь сфальшивишь в такой момент и можно смело покупать гроб.
- Даже этих денег будет достаточно. Да и их я не могу взять, так-как совесть не позволит мне брать деньги в такой великий праздник, за такое благородное дело, как помощь нуждающейся в сопровождении девушке. Будьте уверены, я буду беречь ее как зеницу ока.
Уж я то позабочусь и выведаю у нее все о вас "милорд"... Госпожи будут довольны мною... А лучшей награды нечего и желать...

Отредактировано Джо (15-01-2010 21:55:27)

20

Смех милорда, такой чистый и приятный, что ради этого стоило рискнуть своей головой. Улыбайтесь-улыбайтесь, сколько вам хочется, но ведь в каждой даме должна быть хоть какая-то нежность, даже если эта дама кусочек столетнего льда. Так и хотелось добавить какую-либо глупость, но понимание того, что, в конечном счете, это может размягчить её решительность, желание было подавлено.
-Милорд не слышал такое, столь полюбившегося простому люду, окончание стихотворения? – вопрос скорее риторический, но для чего-то все же озвученный, может для того, чтобы было меньше звенящего молчания. – Милорд вы мне льстите – мимолетная улыбка, что прячет за собой венецианская маска. – Еще не вечер, и я весьма надеюсь, что господин найдет себе развлечение по вкусу, ну или хотя бы развеет ту тоску, что уже сейчас протягивает свои цепкие  пальчики к вашим плечам.
Вы никогда не ненавидели свою интуицию, нет? Интуиция, что подсказывает вам, что то, что было сделано сейчас или ранее ошибочно, что это только расстроило человека? Нет? В этом случае вы счастливец! Адениум чувствовала, как и все слепые, что Королю не слишком уж по душе была её самостоятельно, но что сделано, то вспять не повернешь, оставалось только посетовать на свою редкостную глупость. Нараспев, но тихо, чтобы не привлекать особого внимания, девушка произнесла «мур», правда это было сложно разобрать, ибо  она слишком растягивала звуки.  – И все же вы мне льстите, Милорд. Не забывайте, «очаровательная дама» может и  влюбиться – смех, что напоминает колокольчик, не хорошо поставленный артистизм, а просто данность от природы. – Хотя если подумать, то вам и так предостаточно поклонниц. – покачать головой на такое заявление. – Скорее это честь для меня.
Тонкие пальцы сплетаются на рукоятке трости, она еще хранит тепло прикасавшихся к ней рук. На мгновение дать себе согреться этой песчинкой тепла, но потто вновь вернуться к льдам. «И вновь ты ошиблась, вновь не верный ход… отчего же ты так и не научилась выстраивать тактику в отношении с людьми? Это ведь так просто, гораздо легче, чем разработать план атаки» - обращение к самой к себе, как маленький укор за то, что она не идеальна. Порыв холодного ветра прервет этот монолог с самим собой, заставив вспомнить о чем-то гораздо более насущном, чем вопрос «почему».
Интуитивно, Лилу уже почувствовала, что милорд нашел «жертву», что будет сопровождать Белого слона на время праздника. Кивок, и губы едва слышно шепчут. – Когда же вы научитесь называть меня Лилу, мой господин. – Тихо постукивая тростью, словно оповещая, что она идет за своим Королем, девушка отчаянно пыталась сфокусировать слух только на шагах Джулиана, и отделиться от лишней суеты. Правда получалось это из рук вон плохо, и была такая вероятность, что сейчас она сделает шаг в не ту сторону, и в другой момент её уже не найдешь. Но видимо богом была любима, и такая вероятность её не постигла.
«Мм, еще немного, и думаю, стоит бы покинуть это место, таким птицам, как я на этом празднике нечего ловить… не того поля ягодки, да и вкус не тот. Позволить себе еще чуток наглости, и день можно считать удачным, главное не переборщить с дозами, не хочу попасть в немилость»
Прячась за фарфоровой маской обрекаешь себя страдать удушьем, но снять сей аксессуар мешает предосторожность и понимание того, что она все же на чужой территории.
«Слишком слащавый голос, он мне не нравиться, и эта манера говорить. Что-то в этом самаритянстве не то, но чем черт не шутит, может этот день и вправду станет очень удачным. Тем более я не так слаба, как кажется… Адениум ядовитый цветок, весьма ядовитый».
Коснуться пальцами рукава Джулиана, чтобы привлечь к себе внимание. – Благодарю, Милорд. Надеюсь, вы как-нибудь зайдете на чай к старой знакомой. Веселого праздника

Шаг вперед, чтобы оказать ближе к Арлекину, может это будет очередной ошибкой, но дамы так любят играть с огнем, что, в конце концов, перестают бояться ожогов. «Зеницу ока? Не смешите меня, мой милый, вы скорее захотите меня убить, чем так охранять». Протянуть руку, как бы давая понять, что пора бы и начинать исполнять обязанность сопровождающего.

21

-Не забывайте, «очаровательная дама» может и  влюбиться Только сейчас эти слова да него дошли. Приподнятая бровь.
"Чудесная идея, дорогой Адениум. Кто знает, как все еще может обернуться..."
-Благодарю, Милорд. Надеюсь, вы как-нибудь зайдете на чай к старой знакомой. Веселого праздника.
Лакруа ласково улыбнулся своей спутнице, наклонился к ее ушку и еле слышно сказал:
-С радостью навещу вас в скором времени. Я дам знать, когда... И вам хорошо поразвлечься... Будьте осторожны, Ли-лу...
Ее имя он произнес звонко, наслаждаясь его звучанием, произношением, нежно и бережно, насколько вообще можно произнести имя.
Повернувшись к Арлекину, произнес:
-Вы обидите меня отказом принять деньги. И, не дожидаясь ответа, положил купюры в его карман.
"Странно. Глаза бедняка...Но деньги взять отказывается... Подвох. Но мы еще и не с такими связывались. Слон раскусит его без труда, я уверен..."
С присущим в такой ситуации беспокойством отправился, куда глаза глядят, подальше от толпы, ориентируясь на тишину. вылавливая ее среди шума.
"Скоро должен быть фейерверк. Полюбуюсь, и домой. Скучноватый праздник. Видимо. милость Богини покинула нас в этом году. Хотя бы не гневается."
Увлеченный своими мыслями, вышел на пустую опушку. Приглядевшись, увидел силуэт под деревом. Медленно подошел к нему.
"Девушка. В кимоно. Милая маска...Что у нее в руках... Этого стоило ожидать. Котенок. Прелестная картина..."
Мысли опять прервал порыв ветра.
"Чья-то царственная особа завтра будет с заложенным носом и больным горлом"
-Прошу прощения, я вам не помешаю? Устал от толпы, знаете ли.

Отредактировано Лакруа (16-01-2010 02:10:01)

22

Накамура потеряла счет времени. Котенок согревал чуть подмерзшие руки Короля. Она почесывала его за ухом, от чего тот громко мурлыкал, зажмурив свои маленькие глазки. Танцы снежинок на фоне темно-серого затянутого тучами неба завораживали.  В голове сразу возникали картины из детства. 

- Хакутё смотри.
Маленькая девочка в светло-фиолетовом кимоно, внимательно смотрит на то место, куда указывает высокий мужчина.
- Смотри, как танцуют снежинки. Каждая пара танцует свой танец.   Кто–то ведает нам о своей любви, счастье, радости и полной гармонии, кто-то о расставании,  несчастье, горе. Ты видишь, как красиво нам говорит об этом снег.
Девочка кивает, внимательно разглядывая белые хлопья, пытаясь уследить за каждым, пытаясь понять, какая пара говорит о любви, а какая о расставании.
- А вот это мы с тобой.
Мужчина присаживается на корточки, обнимая дочь за плечи,  и показывает пальцем на две снежинки. Одна из них маленькая, медленно опускается к земле, иногда поднимаемая порывом ветра вверх, словно он не хочет убивать эту малышку, а рядом с ней, большая,  пушистая. Она летает вокруг, словно оберегая вторую от порывов ветра и от ещё не остывшей земли.
- Я всегда буду оберегать тебя,  - говорит мужчина и целует малышку в щечку, покрывшуюся румянцем от холода.

Король, махнула головой, отгоняя эти мысли. В её планы совсем не входило провести праздник в трясине воспоминаний. Она пришла веселиться, улыбаться и развлекаться.
Надо найти Юрико и Нит. Пусть развлекают Короля.
На лице девушки появилась злобная ухмылка. Но образ отца никак не желал уходить из головы Хакутё. А в ней самой боролись две стороны. Словно на плечах у неё сидели ангел и чёрт. Первый говорил, что это хорошо, помнить об отце, а ещё можно пустить слезу, и станет совсем легко. Второй же злобно шипел, считая, что она слишком сентиментальна. Черный Король не может быть таким.
Все теряют своих близких, ты не одна такая. Прошёл год. Тебе стоит забыть.
Её внутреннюю борьбу прервал  мужской голос. На мгновение он показался ей знакомым. Но девушка решила не обращать на это внимания. Накамура медленно повернула голову. Мужчина, прервавший войну в её голове, был с неё ростом, хотя на своих окобо девушка была немного выше.  На нём был черный балахон, шляпа и ужасная маска. Лицо девушки чуть скривилось, но лишь на секунду.
- Что вы, -  голос сладкий, словно мёд, на лице фальшивая улыбка, - я как раз собиралась подыскать себе компанию. В этом году обещают красивый салют, не хотелось бы смотреть его одной.
Этому образу сладкой конфетки, который прекрасно действовал на мужчин, мешали только глаза. С этими предателями девушка ничего не могла сделать.
Чтобы не спугнуть свою жертву, Накамура перевела взгляд, на зашевелившегося в руках кота. Это было ошибкой. Их глаза встретились. Зрачок котенка медленно сузился, превратившись в чёрную щелку. Он злобно зашипел, шерсть встала дыбом. Хакутё хотела отвести взгляд, но было поздно. Издав непонятный звук,  котенок вцепился когтями и зубами в руки Короля. Она недовольна поморщилась и прошептала.
- А я ведь тебя спасла. Глупое животное. И это твоя благодарность?
Хакутё аккуратно опустила обезумевшее животное на землю. Еле отцепив его от своего большого пальца, девушка выпрямилась. Серый комок рванул от своей спасительницы, оставляя на снегу следы маленьких лап.
Быстрее, чем от собаки.
Король оглядела свои руки. Они все были в ярких красных линиях, на большом пальце выступила кровь. Слизнув яркую каплю, она вновь повернулась к мужчине. Улыбка стала ещё шире.
- Представляете, я его спасла, а он вот что натворил, - Накамура показала изодранную руку, - неблагодарные животные пошли.
Она рассмеялась, стараясь сделать свой смех более естественным. Благо тренировалась Хакутё часто.

23

Чуть изумленно посмотрел на реакцию кота, проследив взглядом его побег.
"Стоит сделать выводы из этого. Если животное так на нее реагирует, то и мне с ней рядом делать нечего. Хотя довольно странно, что раньше оно было спокойно. Видимо...хмм...видимо, я вызвал это изменение..."
-неблагодарные животные пошли.
-Да...Именно так...Они такие изменчивые... И не поймешь, что у этих созданий на уме...
Немного завороженно смотрит на исцарапанные руки, на кровь, небольшими каплями стекающую по ладоням.
"Примечательна ее реакция на боль. Обычный человек с такими царапинами сейчас носился бы с воплями и ругательствами по всей опушке. У нее же ни гнева, ни боли. Даже кота отпустила спокойно... Или она под какими-то препаратами, или не знаю... Стоит ли вообще с ней связываться? Есть что-то очень ненатурально, но не могу понять, что... Нет, лучше не рисковать и не портить себе праздник. Даже если это просто паранойя."
Предшественник Джулиана научил юношу доверять в первую очередь не словам, а знакам и своим ощущениям.
-Прошу прощения за беспокойство, милая незнакомка... Пожалуй, я все же не буду мешать вам хорошо проводить время.
С этими словами он медленно отошел от девушки шагов на двадцать, прислонился к ближайшему дереву, достал из кармана пачку сигарет, вытащил зубами одну. Вздохнув, стянул с лица уже надоевший клюв и бросил его в сторону. Все равно в следующем году костюм будет другим.
Убрал пачку в карман, оттуда же вытащил зажигалку. Подкурил вишневую сигарету, с наслаждением затянулся.
"Как же мне этого не хватало..."
Смотрит на небо, затянутое тучами.

24

Можно умереть, разучившись дышать. А можно научиться жить вот так, восхитительно неправильно, оттого и необычно, непривычно. Не дышать и все. К чему дыхание, когда можно красть чужое? Красть и уносить за собой туда, откуда, быть может, возврата нет. Закружились мысли в голове, словно любопытные снежинки и осели где-то там, в глухом уголке. Давно уже не чистили тот уголок, слишком много мусора там скопилось. Знает ли о том Юрико? Бешено горящие глаза говорят, что не существует для нее больше ни уголков, ни круглешков, ни прямых - ничего. Есть лишь только инстинкт, первобытный и мучительно сладостный, да настолько сладостный, что ни вдохнуть, ни выдохнуть. Бьется сердце все медленне, руки сжимают горячую плоть. Даже через кимоно - обжигает. Даже не ветру - так жарко, будто лето пришло. А вокруг всякие существа снуют, раздражают, мешают. Не сдержать себя Юрико: в ярости она оскалила зубы и дернула куклу свою за руку, мол, уходим отсюда. А куда уходить? Туда, сюда - везде они. Ни на шаг не остают. Сглотнула Юрико. "Сцена. Гримерка". Вцепившись в руку Нит, Юрико потащила ее за собой. Много ли надо для счастья? Тем более, когда не контролируешь себя, а дыхание так и не вернулось. Когда-нибудь Юрико расскажет об этом Хакутё, а пока актеры выбегают из маленькой гримерки, вопя от ужаса. Понимает гейша, что это лишний шум, да понимает ли это ее тело? "Предатель", - думает Юрико, захлопнув дверь толчком ноги. "Предатель", - решает Юрико: левая рука - лапа драконья. Взмах - и чешуя опадает, совсем как тогда. Но нет времени на раздумья, когда рядом с тобой она, Кагуи Нит.
Теперь можно вцепиться в ее плечи с радостным стоном и, едва ли не плача, поцеловать. Прическа уже ни на что не годится, только мешает. И нет ничего невозможного в том, чтобы не отрываться от нежных губ, вынимая спицы. Нет ничего противоестесственного в том, чтобы прижать свою куклу, жертву - как угодно - к грязной стене. Ведь удобнее, так в сто раз удобнее царапать ее шею спицами-когтями. Ведь слышать ее шумное дыхание - это самая прекрасная музыка. "А ты так не умеешь, а ты так не можешь, глупая, глупая, не умеешь даже дышать", - шептали огоньки свечек. Подрагивают огоньки, издеваются над Королевой.
Бросила Юрико спицы на пол и развязала пояс Кагуи ловкими пальцами. Когда-то мать поучала дочку, что гейша не должна пояс свой уметь развязывать - не прилично. А если умеешь, значит, не гейша ты, а иная, даже говорить стыдно. Усмехнулась Королева, облизнула губы - разве что слюна не потекла голодная. "Ах, мама-мама, сколько раз ты сама развязывала свой пояс?"
Глядит Юрико на Нит, наглядеться не может. Щурит глаза, будто слепит кожа Ладьи. Руки аж трясутся, настолько возбуждена Королева. Вдохнуть запах Нит - роскошь. Не может Юрико дышать. Сама удивляется, почему до сих пор жива. А спину болью пронзает - крылья режутся. И время не ждет ее, говорит, мол, поторопись, а то хуже будет. Хуже будет, но сначала будет хорошо, решила гейша. Как легко, как сказочно и волшебно - крепко сжать руки Ладьи и прижать их к стене над ее головой. "Люби своих кукол", - говорила ей мать в детстве. Припала Юрико поцелуями к шее Нит - старается выполнить то, что мать ей завещала. Любит Юрико свою куклу аж до скрежета зубовного. Не замечает, что и когти драконьи уже ласково в кукольное тело впиваются, а кровь настойчиво по капле сочится. А если и замечает, то что с нее взять - извращенная у Юрико любовь к куклам. Вон в детстве и головы им отрывала, и руки ножом кромсала. Но Нит очень ценная, не хотелось бы такую красоту портить. Сама не заметила Королева, как руки Ладьи отпустила. 
Гладит Королева нежную грудь Кагуи, ласкает язычком ее соски. А юркие руки уже под бельишко прокрадываются. Не успевает гейша красть стоны с губ Нит, злится от чего-то. Голова опять тяжелой становится, глаза кровью наливаются. Оторвала Юрико Ладью от стены и толкнула на низенький столик. Славный столик, широкий. А главное, полезный.
Стянула Юрико с подчиненной своей последнюю мешающую вещь и припала к ее губам жадным поцелуем. "Мое", - рычала Юрико в голове своей. Не моя - мое. Мое все, и это, и то.
"Наше".
Не обратила внимание на это Королева, слишком занята была. Крылья мешали, нелепо топорщились и зудели.
"Наше все".
Ей голос был, он звал утешно.
А руки больше не слушались - обрастали чешуей. Какие уж там куклы - боль разлилась по телу. Привет, давно не виделись, родная.
Упала Юрико на колени - длинные волосы все лицо заслонили.
"Королевский Золотой Дракон, большое животное, сильное".

25

Не собираешься мешать…
Девушка ухмыльнулась. Она не собиралась так легко отпускать его. Он стал её жертвой на сегодняшний вечер и ночь. А Чёрный Король никогда не отпускает своих жертв так легко.
Смахнув с рук кровь, она подождала, пока он сделает шагов пять, и двинулась за ним. Не слышно, словно хищник.  Он ушёл недалеко. Накамура была довольно этим фактом. Идти в окобо бесшумно было крайне сложно. Подождав, пока он устроится у дерева и закурит, Хакутё  распустила свой хвост. Волосы черными волнами поструились по спине, плечам и груди. Чуть взъерошив их, Король двинулась к мужчине.
Приблизившись, Накамура увидела маску, недавно красовавшуюся на лице преследуемого ею объекта, и почувствовала запах её сигарет. Король облизнулась.
Она, перед тем, как  окончательно поймать свою жертву, любила играть с ней, словно кот с клубком шерсти. И сейчас девушка собиралась получить от этого мужчины все, использовать его по полной программе, а потом забыть.
Посмотрев ещё немного  на его страшную маску, девушка без малейших угрызений совести наступила на неё. Маска треснула и  раскололась пополам.
Вот и славно.
Подойдя к мужчине вплотную, Накамура взяла его за локоть. На лице появилась злобная ухмылка.
- Вы меня, кажется, не поняли, - в голосе появилась капля яда, - я искала компанию. И я её нашла.
Она опустила голову, разглядывая его лицо. Оказалось, что тот «нос» скрывал ещё одну маску. Это её совсем не расстроило. Скорее наоборот. Если бы он был без маски, игра была бы менее веселой. Хакутё уже совсем не боялась, что он увидит её глаза. Это входило в её план.
Но вдруг её сердце пронзила острая боль.  Глаза расширились. Она схватилась за грудь и слегка наклонилась вперед, впиваясь ногтями в локоть жертвы. Руки начали холодеть, кожа приобретала цвет молока. Накамура тяжело дышала, стеклянными глазами уставившись на незнакомца. Девушка чувствовала, как тень воина поглощает её. Волосы прядь за прядью белели. В голове крутилось одно единственное имя.
Юрико, Юрико, Юрико.
Хакутё отпустила руку мужчины и медленно сползла на землю. Маска упала к её ногам, и девушка прикрыла лицо ладонью. На другой руке появились хрустальные когти. Боль возрастала.
Хватит!
Девушка вонзила когти в дерево, которое тут же покрылось толстым слоем льда.  Перед глазами стоял образ Королевы в виде дракона.
- Ю-ри-ко…

26

Умиротворенное миросозерцание прервал хруст маски. Лакруа напрягся, инстинктивно чувствуя угрозу, но понимал, что деться некуда, и придется принимать бой, каким бы он ни был.. Чувство оправдалось, когда незнакомка взяла его за локоть. Недоброе выражение лица видно было даже из под маски. От голоса пробежал холодок по коже.
"Деваться уже некуда. Она искала компанию, она ее нашла... Что ж... Будем для нее отличной компанией."
Внимательно смотрит в ее глаза, глубоко затянулся, демонстрируя независимость и легкую холодность. А внутри было совершенно не по себе. Ему хотелось, как тому серому коту, вцепиться в нее зубами и сбежать как можно дальше и быстрее.
-Как пожелаете.
Неожиданно хватка усилилась, в опасных прежде глазах боль. Сигарета выпала изо рта, упала на снег, чуть расплавив его. Опаска в Короле сменилась испугом, но не за свою жизнь. Даже когти, стальной хваткой впившиеся в руку, не особенно его волновали, даже адский холод от ее рук. Что можно сказать, Джулиан был серьезно растерян.
"Сердечный приступ? Похоже, и даже очень...Что же нужно сделать..." В этот момент девушка опустилась на землю, Белая Орхидея быстро опустился вслед за ней. Лица он не различил, слишком было оно оказалось прикрытым ладонью. Но это не было сейчас важно.
-Бог мой, что с вами? Как я могу помочь.
"Волосы белые, что за чертовщина." Джулиан громко выругался от неожиданности, когда мимо него пронеслись хрустальные когти и со страшным звуком вонзились в дерево. "Что это за такое?! Что с деревом?" Мысль о последствиях взрыва почему-то категорически не хотели приходить. Да уж, Белый Король просто сидит на корточках и в растерянности смотрит на агонизирующую девушку. Шикарно...
"Юрико? Знакомое-знакомое имя. Только откуда, мать вашу, оно мне знакомо?"

27

Она глубоко вдыхала прохладный воздух, пытаясь усмирить боль. 
Юрико, что-то с Юрико. Её надо найти. Она в беде.
Накамура попыталась встать, но тело совсем не подчинялось. На неё навалилась слабость. Такого никогда раньше не было. Захотелось развалиться на земле и заснуть. Когти исчезли, оставив после себя облачко снега. Кожа начинала теплеть.
Опять...
Образ воина словно взорвался, окутав девушка ярким белым снегом. Она облокотилась на дерево, продолжая прикрывать лицо уже порозовевшей рукой. Через несколько секунд, снег опал, открывая Хакутё. Кимоно чуть сползло, открывая левое плечо, бледное лицо было скрыто за волосами. Накамура ещё никогда не прыгала из одной формы в другую так часто. И, что самое удивительное, это был неконтролируемый процесс. Это пугало. Король облизнула потрескавшиеся губы.
- Про-стите, -  произнесла она хрипловатым голосом.
Откашлявшись, девушка дернулась, сделав попытку встать. Вышло не очень. Она снова плюхнулась на землю, поднимая снежинки в воздух. Выругавшись, Король резко дернулась, поднялась на ноги и, неожиданно для себя, завалилась на свою бывшую жертву.
Господи, женщина, и ты называешь себя Черным Королём. Ты даже на ногах стоять не можешь.
- Со мной всё в порядке, - произнесла девушка, разделяя слова небольшой паузой. – Я не хотела вас пугать.
Голос приобретал былую силу, но это был голос Черного Лидера, а не охотницы на мужчин. Сильный, холодный, чёткий.
Маска на земле, если я за ней потянусь, я снова завалюсь.
Продолжая держаться за незнакомца, Накамура пыталась оценить критичность своего положения. То, что он уже через несколько минут увидит её лицо и, конечно же, узнает, сомнений не было. Процентов пять из ста, что ей удастся укрыться от него.  Хватит ли у неё сил, вырубить его, если он увидит её лицо? Ответ был отрицательным. Сил не было даже на то, что выудить из-под кимоно Дэнко, не говоря уже о том, чтобы нанести удар.
Привет. Меня зовут Хакутё Накамура. Я Чёрный Король. Понимаешь, моя Королева в беде, да и со мной не все в порядке, как видишь. Ты не мог бы помочь её найти, а потом мне придется тебя убить. Договорились?
Хакутё ухмыльнулась, понимая всю плачевность своего положения.

28

Шок не только не прошел, но еще и очень усилился. Превращение прекратилось так же неожиданно, как и началось, затем снежная вспышка ослепляет и заставляет Джулиана встать и сделать шаг назад. Стоит открыть глаза, и перед ним изможденная девушка, с опавшим кимоно и волосами на лице. Джулиан поспешил подойти ближе, и сделал правильно. После манипуляций с равновесием, оказавшимися не в пользу несчастной, девушка нашла опору в Белом Короле, в чем последний ей охотно помог. Джулиан поправил ее кимоно, осторожно приобнял, не давая снова оказаться в снегу. Голос девушки изменился, но почему-то Лакруа был даже рад такой перемене, в нем было меньше яда, больше искренности... И намного больше холода. Холода, подобного тому, что обжег его руку при первом превращении. Только сейчас, когда все улеглось, Белая Орхидея прочувствовал боль и холод.
-Как бы то ни было, вы меня напугали... Даже не буду спрашивать, что это было. Не хочу знать.
Слова будто не хотели выходить изо рта. Но почему-то  было нужно что-то сказать.
-Вы уронили. Маску. Придерживая незнакомку, Лакруа нагнулся, взял маску и, отряхнув от снега, протянул ее девушке.
-Оденьте. Не будем искушать судьбу и богиню на ее празднике. По крайней мере, сильнее, чем уже было.
Любопытство. Безусловно, дикий соблазн присутствовал. Узнать, кто настолько нестабилен, кто обладает такой способностью... Но нечто. Нечто внутри приказало не узнавать этого. Отбросить эти мысли, вспомнив о традициях этой ночи. Маски. Маски и никакой информации о тех, кто рядом. Может быть, этим нечто была сама богиня, может быть, логика на подсознательном уровне или просто интуиция. Но такой зов нужно слушать. И Лакруа не пожалел, что повиновался.

29

Хакутё краем глаза наблюдала за действиями своей опоры. Когда он поправлял ей кимоно, она вздрогнула, словно его руки могли растопить её тело. Потом, к её удивлению, он потянулся за маской. Накамура улыбнулась
Надо же.
Взяв маску из его рук, девушка, продолжая держаться за мужчину, вернула её на лицо, и тут неожиданно рассмеялась. Смех был тихим, но в нём присутствовали нотки безумия.
- Вы даже не представляете, насколько правильным было решение вернуть мне маску.
Настроение отчего-то резко поднялось. Ей вновь захотелось пройтись по рядам, поймать себе чертову золотую рыбку и пожевать сахарную вату.  Правда мешала слабость, которая упорно не желала проходить, и тревога за Королеву, которая тупой болью отдавалась в голове.
Всё в порядке, с ней же Нит.
Ты должна проверить лично.
Я уверена, что всё хорошо. Просто  очередной  побочный эффект.

Занимаясь активным самовнушением и убеждая себя в том, что такой праздник только раз в год, что ей стоит отдохнуть, что она слишком много работает,  что Короли тоже люди и им надо отдыхать, Накамура совсем забыла, что всё ещё находится в объятиях.
Стоит довести игру до конца.
Хакутё отстранилась,  продолжая опираться ладонями  об его грудь. Накамура внимательно изучала его, чуть наклонив голову. Каждый сантиметр лица хорошо сохранялся в памяти, так она запоминала тех, кого ей нужно было убить.
- Я бы хотела вас предупредить, - в голосе звучала угроза. – Если хоть в какой-нибудь газетенке я увижу статью обо мне, - она нагнулась к его уху и зловеще прошептала, - я найду и убью тебя.
Ей нравилось запугивать людей. Ей нравилось смотреть на реакцию людей. У каждого она была разная. И даже если их можно было объединить одним словом «страх», она у каждого была своя. И это было частой забавой Короля – пугать людей.
Убрав руки с груди мужчины, Накамура  начала поправлять спутавшиеся волосы. Вынув заколку, она зажала её  губами, и, пройдясь пару раз ногтями по волосам, распутывая пряди, вновь заколола её на место.  Эта заколка была для девушки словно талисман. С ней она чувствовала себя спокойнее, сильнее и защищеннее.
- Не желаете сходить за сладкой ватой? Я её очень люблю и считаю, что праздник прошёл зря, если не съесть вату.
Накамура схватила своего спутника вечера за рукав и потащила за собой. Единственным напоминанием о события пятиминутной давности были немного трясущиеся руки.

30

-Вы обидите меня отказом принять деньги.
- Благодарю... Благодарю вас господин!
Выкрикнул в след "миллорду" Джоши изображая искренность в своем голосе. Теперь его руки были практически развязаны.
Он ушел, можно начинать бережный допрос...
- Великий человек... Я должен вознести мольбу в его честь... Как жаль что я не успел спросить его имени... Может вы откроете завесу тайны и скажете мне имя вашего благородного спутника? Видит Аматэрасу, не корысти ради я хочу узнать это, а для того чтобы молитвами в храме отплатить ему за его безграничную щедрость...
Простите меня Богиня, приходится говорить половину правды... Деньги мне и вправду не нужны, а вот его имя нужно для надгробия... И я любой ценой выведаю все что нужно...
Возможно Дракону следовало бы больше отдыхать, но его натура и укоренившиеся до мозга костей навыки и привычки из прошлого, не давали ему успокоится даже в праздник.
- И куда госпожа соизволит держать курс? Я здесь знаю практически все, доставлю в любую часть парка...
Но тут Хания почувствовал острую боль, которая начинала наростать. Оглянувшись по сторонам, он заметил еле начинавший скапливаться дым. Он чувствовал подступающую к горлу словно ком, ярость.
Что происходит? Почему я превращаюсь? Нет!!! Госпожа! Она в опасности! Но которая? Скорее всего Королева, я даже не знаю есть ли на празднике леди-Король... Надо держаться в руках... Надо найти Королеву!
Превозмогая ярость и боль,  Джоши смог остановить трансформацию, которая чуть было не началась. Оглядевшись вокруг, он понял что никто не заметил его выражения нижней половины лица.
Я обязан найти и защитить Королеву! Но почему трансформация началась спонтанно? Раньше такого не было!


Вы здесь » Шахматная Война » Парк Хару » Центр парка