Шахматная Война

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шахматная Война » Парк Хару » Центр парка


Центр парка

Сообщений 31 страница 60 из 65

31

Кагуи была ослеплена.
Она видела все, и не видела ничего. Кроме горящих глаз госпожи, которые находились на одном уровне с ее зрачком. Думала, что ей повезло стать красивой и дорогой куклой в изящных руках Королевы, которая, оторвавшись от губ своей Ладьи, дернула ее за запястье куда-то в толпу, уводя из центра столпотворения. Нит послушно шла, не слишком любезно расталкивая попадающихся на пути людей - пьяные, веселые, скучающие и счастливые... почему это так раздражает? Почему так не к месту?
Чуть потянуло ее икры, обожгло острой болью ключицы. Но Нит даже не поморщилась - боль ей нравилась, как нравилось и чувствовать себя сильной. На губах вновь появлялась улыбка, маниакальная, слишком кроткая, слишком яркая. Спеша куда-то вслед за Королевой, она грубо толкнула в спину какого-то арлекина, гуляющего тут и развлекающего гостей. Не обратив внимания на юношу, распаленная близостью с госпожой Ладья промелькнула, исчезнув.
Гримерка, актеры... чего они боятся? Мутный взгляд блуждал, поочередно впиваясь в каждый попадающийся в видимость предмет. Она уже не смотрела на нюансы, легкомысленно не обращала внимания на то, как собственные клыки проткнули нежную кожу на нижней губе, как по подбородку заструилась кровь. Опять боль, мука, и изо рта Ладьи вырывается слабый стон, вместе с поцелуем Королевы. Они внеслись в маленькое помещение ураганом, и теперь Кагуи, шумно дыша, откликается на ласки ее хозяйки, находя руками талию Юрико, разрывая ненужную и дорогую ткань опоясавшего стройный силуэт Ее Величества оби. Лопатки нашли неровную поверхность стены, и девушка, запрокинув голову, подчиняется. Судорожно выдыхает, чувствуя на тонкой коже шеи когти Королевы, чувствуя жар близкого к ней тела... когти?..
Распахивает глаза, слыша, как спицы, что держали высокую прическу Юрико, упали на пол.
Лихорадочная поспешность, обуявшая обеих страсть, и Нит сама не замечает, как теряется, медленно исчезает ее извечная холодная маска. Да и фарфоровое лицо с синими узорами, которое прежде скрывало половину лица, со стуком столкнулось с полом гримерной, как еще не разбилось-то. Она свободна, она рычит, извиваясь в то горячих, то холодных руках Королевы, опускает лицо, чтобы встретиться глазами с ней. И, сама того не ожидая, пугается пламени, горящего в зрачках Юрико.
Неважно, неважно!.. Канули в небытие и когти, и огонь. Ведь сейчас Нит теряет одежду, красивое кимоно скользнуло к ногам Ладьи, и в кожу впиваются иглы, тонкие и опасные иглы Королевских ногтей. Стон, срывающийся с приоткрытых губ, и клыки снова вгрызаются в ее же плоть. Изранена Кагуи уже так, словно побывала в потасовке, но ей только в радость. Руки Нит Хига отпустила, и теперь ладони крепко ложатся на плечи Ферзя, грозя оставить на нежной коже следы в виде синеющих отметин.
Накатывает наслаждение, волнами. От вкрадчивых прикосновений к груди тяжелее дышит Ладья, выгибается, подается вперед, углубляя удовольствие. А не покидает ее странное чувство. Словно что-то не так. Что-то не так, и надо понять, что...
Какое там понять, когда она уже почти кричит, чувствуя пальцы Королевы на самом дорогом. Плавно двигает бедрами, в ответ, крепче ухватывается за свою госпожу, откидывается.
"Открой глаза," - шепчет кто-то в голове, настоятельно отвешивая мысленную пощечину стонущей Нит, - "Открой глаза, идиотка, взгляни перед собой..." - зачем? Зачем смотреть? Нет сил, нет желания откликаться на слабую просьбу робкого разума, холодного рассудка.
Упав спиной на невысокий столик, Удав открывает глаза, отвечая на новый поцелуй, и встречается взглядом с пылающим взором хозяйки. Чувствует, как сжимается в тисках объятий тело. И тут же расслабляются оковы, а вместе с ними уходит наслаждение, медленно покидая обнаженное тело.
Королева на коленях. Волосы закрывают лицо. Руки уже не руки, а хищные лапы. Никогда Кагуи не знала, кем же становится Королева, если ей подарил взрыв какой-то дар. И сейчас не знает - догадывается. И крылья... топорщатся, выступают, растут. Вскочив, Нит садится рядом с госпожой, хотя и ее тело начинало ныть, болеть. В очередной раз она молчит. Не потому что она такая по натуре. Потому что нечего сказать.
Берет под локоть госпожу, подхватывая лежащее рядом кимоно.
"Что происходит с Ее Величеством?" - билась единственная мысль, остальное потеряло свою значимость. Растаяло. Забылось, что за пределами маленькой комнаты идет праздник. Ну ничего - не беда, если госпожа превратится в помещении, то может пострадать. А если не пострадает она, то пострадает Нит. Царапнув вдруг выросшими когтями пол, Ладья почему-то сделала единственное, что пришло ей на ум. Потянула на себя Королеву, крепко-крепко обняв ее за такие хрупкие плечи.
"Не выход," - понимала Нит, - "Сентименты не выход..."

Отредактировано Кагуи Нит (18-01-2010 18:26:12)

32

Ли-лу… - как это ласкало слух, она так не любила свое полное имя, но и редко кому давала называть себя так фамильярно, пожалуй, только Милорд и Королева могли так обращаться к Кровавому Адениуму. Вот только такую довольную улыбку, вызывало только обращение к ней Короля, кто знает почему, просто она верила, что этот юноша сможет стать хорошим Королем, не смотря на то, что многие со скептицизмом относились к его возможностям и талантам.
Вновь и вновь слова Арлекина казались девушке слишком слащавыми, она не могла понять почему, но  видимо были какие-то тени за этим и словами, тени которые она еще не смогла разобрать, но уже интуитивно чуяла.  «Не распыляйся так, мой дорогой, я тебе не глупая кукла, и не поведусь на слова. Такие не верят в слова, такие не верят ни во что» - и вновь капли презрения к себе, которые частенько в ней просыпались. Выросшая один на один с собой она не нашла другого объекта для ненависти.
- Я думаю, мой знакомый желает остаться инкогнито, право, добрые дела не требуют, чтобы имена их деятелей заносили в книгу почета. – опустить «взгляд» и что-то еще неразборчиво пробормотать. – Если вы захотите вознести молитву в его честь, то Богиня Аматэрасу поймет и так, богам не надо знать имен, они и так все видят. – Адениум хотела надеяться, что с легкостью смогла вылавировать среди рифов расставленных Джо, но что-то подсказывало, что основная эпопея впереди.
Руки молниеносным движением ухватились за локоть Арлекина, а пальцы крепко сцепились, тем самым создавая своеобразные оковы для руки мужчины. Выдержать задумчивую паузу, ведь ей все равно куда идти, её мало чем испугаешь, но все же она прислушалась к себе. «Тревога» - билось в голове, причем билось настолько настырно, что просто паранойе это быть не могло. – Госпожа соизволит направиться туда где потише, ибо хочет «полюбоваться» фейверком. Вы ведь знаете какое-нибудь тихое место, мой дорогой? – сладости в слова, а между тем лихорадочно пытаться понять, что твориться с её спутником, и куда мог отправиться её Милорд, ведь если что-то пойдет не так, ведь если что-то случиться, то он будет в опасности. Можно придумать миллион оправданий, но она никогда себе не простит, если с Королем что-то случиться, даже если на нем появиться, хоть малейшая царапина, которую она могла предотвратить. И все же приходиться побороть в себе желание сию секунду найти господина, так же найти Королеву, и всеми правдами и неправдами уговаривать их вернуться в поместье. 
- С вами все в порядке? – стоило проявить заботу, ведь ей еще нужный провожатый, да и хотя бы еще потому, что ей не хотелось разрушать тот образец хрупкости, что она так пыталась создать.

33

Джоши смог полностью погасить болевые ощущения и слегка успокоиться. Сейчас было нужно успокоить спутницу, которая наверняка поняла что с провожатым что-то не то.
- С вами все в порядке?
- Ничего. Все в полном порядке. Не беспокойтесь. Видимо сьел что-то не то и живот слегка заболел.
Только сейчас до него дошел смысл слов сказаных "госпожой" Лилу о ее намерении посмотреть на феерверк.
Куда потише? Хехе, она сама не осознает своих желаний... Прямиком в руки к нам!
Похоже это первый случай когда я соглашаюсь с голосами в голове. Она кое-что знает о том человеке, а я хочу узнать о нем как можно больше. И если она не расказывает мне по хорошему, то в уединении поговорю с ней по другому.
- Госпоже стоит только пожелать, здесь недалеко, на окраине парка есть отличная терасса. Точнее мост над дорогой. Там можно любоваться феерверками не опасаясь что кто-либо смутит вас своим присутствием.
Так как девушка уже вцепилась в руку Дракона цепкой хваткой, то Джоши не оставалось ничего иного как начать движение в сторону окраин. Вокруг мелькали лица в масках, сновали туда и сюда, а Джоши отчаянно смотрел по сторонам в поисках Госпожи. Он опасался что с королевой что-то случилось. Успокаивало только то что с ней была Нит.
Разберусь с девченкой по быстрому и отправлюсь на поиски Королевы.
-------------- Парк Хару

34

Вздох облегчения, вызванный правильным, как оказалось, решением. Странноватая реакция спутницы уже не удивляла Джулиана. Кажется, после увиденного, он вообще разучился удивляться. Не произвела на него впечатление и угроза этой особы. Он почему-то даже улыбнулся.
-И что бы я написал? Таинственная незнакомка поседела, отрастила себе когти, заморозила дерево, затем вспышка снега, и она снова нормальный человек? От такого решат, что я сам уже давно "отдыхаю в снегах". Так что ваши угрозы вообще лишены смысла.
Пожал плечами, наблюдая за ее реакцией.
-Да и с каких пор мы с вами на ты?
Здесь уже даже возмущение.
"Вата? Вата?! Бог мой, женщины... Как же в них чудесно сочетается угроза убить и желание сладкой ваты."
Он старался не отставать от девушки, почему-то хотелось рассмеяться от этого абсурда, но смех не шел, только неисчезающая широченная улыбка на лице...
"Не желаю ли...Ну да как же... как будто я вообще уйду от этой особы живым..." Внимательно взглянул на нее, оценил.
"Хотя нет, живым уйду. Но в каком состоянии..."

Почему-то холод уже не мешал мыслям, чем Джулиан и воспользовался.
"Как же все должно быть просто. Последствия взрыва. Она одна из тех, о ком говорила Индера. Как там было? Сохраняют человеческий облик или вроде того... Только чем это вызвано. Явно не для того, чтобы меня напугать."
Уйдя в свои мысли, юный Король споткнулся, и чуть не упал, но зацепился за рукав своей пленительницы, стянув с правого плеча кимоно. Встав ровно, Лакруа извинился за свою неловкость и направился дальше к рядам.
"Ну сколько можно думать во время быстрой ходьбы? Да и вообще. сейчас лучше не думать, вдруг она еще и мысли читает"
Белая Орхидея легко улыбнулся девушке.
"Я и не заметил, как с меня слетел головной убор. Прохладнее, но существенно удобней... Надо дома будет выпить чего-нибудь от простуды и прочего. Посидеть у камина, подумать надо всем происходящим здесь...
Черт...В ней определенно что-то есть манящее. Причем отнюдь не в отработанной до высочайшего уровня сладости, а что-то глубже, что прорвалось. Властность, безапелляционность... Арррр... Если так и буду продолжать, сгину в руках этой роковой женщины"

Отредактировано Лакруа (19-01-2010 21:06:14)

35

Села на лавочку и стала отстранено наблюдать за происходящим.
"Интересно, мне обязательно быть тут? Если обязательно, то я не вижу особенного смысла в происходящем, праздники не моя стезя, хотя Ромео, Джульетта...где все они?"
Мимо нее прошла девушка в белом кимоно, она села на лавочку рядом и сняла маску, осматриваясь. Камео повернула голову в ее сторону,конечно с ее головным убором это было сделать не так уж и просто.
"Кажется я выгляжу как ожившая статуя, стоило бы наверно улыбнуться. Фух, соберись, не каждый день знакомишься с людьми просто так."
- Как вы находите это представление?, - спросила она у Эммилии Крайсор.
"Собственно, да. О чем еще можно задать вопрос на карнавале, хотелось бы еще улыбнуться, но маска....однако, так полезней, я смогу познакомиться с ней или еще кем-то не раскрывая своего лица, пока что"

36

Девушка, весело улыбаясь, тащила своего спутника дальше. Она давно так не улыбалась. Что-то между фальшью и искренностью. 
- О какой угрозе вы говорите? – улыбка стала ещё шире.
Можно же иногда и дурочку из себя состроить.
Почуяв запах своей любимой ваты, Накамура ускорила шаг. Внезапно, её спутник споткнулся, ухватив её за кимоно и оголив плечо. Вместе с этим показалась небольшая часть спины, открывшая крыло дракона. Хакутё поспешила скрыть его. Эта татуировка была довольна известна. Ещё одна деталь, по которой можно легко узнать Чёрного Короля. Ничего не ответив на извинения, Накамура чуть замедлила шаг.  Ещё не хватало остаться совсем голой.
Наконец-то дойдя до ярких, оживленных рядов, Король остановилась и повертела головой. Вату она всегда покупала в одном месте, у старика Сато. Он был старым знакомым  отца и часто бывал у них дома. Семьи у него не было, поэтому она и отец были для него как родные. Сато был владельцем кондитерского магазинчика где-то на мирной территории. Он сам готовил свои конфеты, и Накамура очень радовалась, когда дядя Сато приходил и приносил красивый красный мешочек с конфетками.
- Малышка.
Хакутё дернулась. Так её называли только два человека, отец и Сато. Повернувшись туда, откуда её позвали, девушка увидела кондитера. На его лице как всегда была широкая, добрая улыбка, на голове красная кепка с названием его кондитерской. Король улыбнулась и, отпустив рукав своего спутника, подошла  к небольшой палаточке. Видимо Сато только пришел, потому что половина товара была не выложена, а другая валялась большой горой на столе.
- Я рад, что ты пришла. Я уже приготовил тебе подарок, - в её руках тут же оказался красный мешочек и две сладкие ваты, - твоему спутнику,  - пояснил старик.
- Спасибо.
Накамура поклонилась ему и собиралась уходить, но Сато придержал её за рукав.
- Я вчера ходил к  Игуру на могилу, - Хакутё вздрогнула. Мало кто осмеливался ходить к окрестностям храма. - Видел твои белые орхидеи, совсем свежие, хоть и старые ещё не завяли - улыбка стала грустной, его глаза перестали улыбаться. – Я рад, что ты так часто навещаешь его.
Накамура внимательно смотрела на Сато, совсем забыв про свою жертву. Она только сейчас заметила, как сильно он постарел после смерти её отца.
- Я пойду, - прошептала девушка, дрогнувшим голосом.
Это будет грустная ночь…

37

Трясет Королеву из стороны в сторону, объятия душат. Боится Юрико, что убьет нечаянно куклу свою, голову оторвет, тело искромсает - слишком голова королевская тяжелая, слишком на сердце легко. Все меньше соображает Королева, все больше чешуей обрастает. Как сладко дышать! Вот только что придет в обмен?.. Жила бы Юрико драконом, летала бы в небе, рвала бы хвостом облака. А голос приторный тут как тут: "Нравится дышать? Тогда останься со мной, поклонись мне, служи мне". Руки теплые на чешуе твердой - все незаметнее их обьятие. "Слушай меня. Склони голову - я пощажу тебя". Слушает Юрико, глазами драконьими моргает, улететь от голоса этого хочет, да не может. Велик в искусстве пытки голос-соблазнитель: "Согласишься, дам до конца превратиться".
Зудит все тело у Королевы, то вгрызается чешуя в мясо, то вновь опадает. И рычит гейша, и мечется. Забыла уже кто она, где она. И рук нежных не помнит, и губ сладких - слишком умело голос ее пытает, слишком велик соблазн согласиться.
"А если дыхания тебя лишить?"
Взвыла Королева полу-дракон, за горло лапами неуклюжими хватаясь, глаза таращит, вдохнуть пытается. Повалилась на бок, доски на полу когтями судорожно скребет, хвостом по стенам лупит.
"Согласен, дракон?"
Взревел дракон жутко и жалобно, мол, на все согласен, дай только вдохнуть. И вдохнул. А вместе с воздухом и еще что-то вдохнул, что по вискам застучало: "Да свершится месть, да свершится месть".
Расправил крылья дракон, мощным ударом хвоста половину стены снес. Затряс головой, пытаясь голос вытрясти, а голос надрывается: "Лети!" Ну и взлетел. Летит, ничего не соображает. Видит, что таращаться на него, бегут от него. Бешенство охватило всю сущность драконью, а голосу только того и надо: "Смотри! Будто ты проклятый какой-то, будто изгой - вот как они к тебе относятся! Ишь, как бегут". Озверел дракон, спикировал на землю. Обрушились крики на уши зверя, глаза фейерверки ослепили: глупые существа огнями своими в него пуляют.
"Видишь же, ненавидят тебя! Убей их ради богини нашей и одарит она тебя!"
Ни слова не понимал уже распалившийся зверь, лишь покоя искал.
"Создадим новую расу!" - взревел голос.
- Рррррра! - взревел дракон и огнем дохнул. Визг раздался истошный, мясом паленым запахло. Раздул зверь ноздри и - фффух! - сцена загорелась. Еще - и навесы над прилавками загорелись. Еще, еще и еще... Уже места живого не осталось, все пылает. А эти все бегут, бегут, куда все они бегут? Взревел дракон и полетел над толпой бегущей. Хвостом по деревьям хлестает, по палаткам со сладостями. Раз-раз! Падают обломки, летят щепки, а эти все визжат и визжат, раздражают уши, напрягают глаза. Оскалился зверь и хвостом по толпе хлестнул. Полетели эти кто куда в стороны разные, друг на друга. Удар - отлетают они к доскам торчащим, натыкаются брюхом на них.
Чует дракон крови запах пряный, огнем плюется. Вдруг в глаза искрами залепило: заревел дракон от боли, взмыл в облака, хвостом от земли оттолкнувшись.
А фейерверки хлопают, искры сыплются. Зверь уже снова вниз летит, озлобленный пуще прежнего. Заметил, откуда ракетки в него метят и бросился туда, клыки оскалив. Паренек какой-то даже бежать не думал, стоял и новые ракетки готовил, дабы зверя отогнать. Хлестнул дракон хвостом по ракеткам, а паренька пастью схватил, да зубы сомкнул. Хрустнули кости, полилась кровь теплая в пасть. Отбросил зверь человека, дальше полетел. Голос все кричит что-то, а дракону лишь один приказ ведом: крушить-убивать. Ради покоя. Ради гармонии.
В который раз уже клыки на телах человеческих смыкаются, а кровь снег окропляет. Дышит дракон грудью полной, огнем всех и вся палит.
Полный покой. Абсолютная гармония.

38

«В полном порядке? Кому вы врете мой дорогой? Адениуму, чья работа состоит из сплошного анализа и блефа? Как жаль, вы видимо все еще не поняли, кто попался в ваши руки, и надеетесь, извести меня очень быстро… как жаль, я буду вновь лишена хорошей игры, а ведь я так надеялась».
Какие бы не были там мысли, они все равно не коснулись её лица, пусть никто бы и не увидел, ведь на ней маска, но многолетняя привычка ненавидела, когда ей изменяют.  Сделать вид что поверила, что она все же глуповата, пусть её посчитаю Пешкой… да-да именно пешкой, которая вроде бы и в строю,  которая вроде бы и что-то знает, но мало значительна, и мало опасна. И все же ей предстояла игра, пусть не долгая, пусть с немного спутанными картами, но Игра! Это не могло  не радовать, пожалуй, это было единственное положительное явление этого маскарада, ну кроме встречи с Милордом. – Вы уверены? – еще раз проявить заботу, чтобы в последующем напрочь о ней забыть. Хотя можно было еще раз прибегнуть к этой уловке, но…. Но она ей просто не нравилась.
«Мост над дорогой? Надеюсь там относительно безлюдно, ибо меня утомило общество, и…. и просто я не смогу действовать открыто, если случай повернется лицом ни ко мне». – как бы не хотелось, но «и» заставляло просыпаться внутри зверя, что недоверчиво скалился и рычал на такую идею, ведь в голов Лилу уже зарождался план действий, причем весьма рисковый и опасный, но вы же знаете, женщины обожают рисковать. – Мост? Надеюсь, там будет менее шумно. Идемте. – её спутник резко для Адениума начал идти, из-за чего она чуть не наступила на подол платья и не споткнулась.  Весьма умело замаскировав такую оплошность, она гордо вздернула голову и попыталась подстроиться под шаг Джоши, а это было нелегко, все же она была гораздо ниже его и меньше.
«Мой дорогой, вы постоянно вертите головой… вы кого-то потеряли? Иль может ищите того, кто поможет вам справиться со мной? Мм, вы меня интригуете… и это вас,  в конце концов, сгубит. И почему я родилась женщиной? Мы гораздо более подвержен порокам» - между делом посетовать на судьбу, и на то, что она унаследовала от матери не только ум, но и расположенность к порокам и слабостям, а это не могло радовать, хотя бы потому, что иной раз дико мешало её работе.

>>>Парк Хару

39

Слишком. Все происходит слишком быстро. Слишком много событий для одного вечера. Слишком многое свалилось на юного Короля.
Только он стоит, наблюдая за своей спутницей, как она уже идет ему навстречу с двумя палочками сахарной ваты, а теперь уже вокруг паника, рык, огонь и предсмертные вопли. Совсем как на войне.
Молодой человек в маске стоит без движения и пытается осознать происходящее. Слишком медлительно для такого момента. Так ничего и не поняв, пригнувшись от огня, поливающего крыши торговых рядов, решил действовать. Для начала быстро стряхнул с себя горящую ткань от навесов, благодаря судьбу, что это не плавящийся материал. Самое простое, что можно было придумать - бегство. Никакое оружие, даже если бы оно было, не могло помочь здесь. Джулиан был уверен, что члены строя, оказавшиеся здесь, поступили так же, как и он. Мыслей практически не было. Но и панике поддаваться было некогда. Чувства жертвы, ищущей путь к спасению, выделяется только тот маршрут, который может спасти.
Молодой человек рванулся к своей незнакомке и, взяв ее за руку, потянул в сторону деревьев, где они были погуще. Чуть замедлившись, посмотрел на ее ноги, на которых, насколько он помнил, были до жути неудобные туфли.
-Господи мой, как вы в них ходите?
"Черт побери, если их не снять, мы так и будем тащиться, аки черепахи. Но если их снять, ей придется бежать босиком по снегу. Хотя разве это страшнее, чем сгореть в пламени?"
-Снимайте немедленно! А к чертям, я сам.
Нагнувшись, он быстро стащил с нее туфли. Затем взял из ее руки вату и побежал дальше, иногда оглядываясь на незнакомку из за опасения, что она отстала. Экшн за спиной, кажется, только набирал обороты, по коже пробежали мурашки. Спасительная гуща все приближалась.
"Итак, куда дальше? Через окраину парка к выходу, затем каждый своим путем. Если дойдем."
Добежав до дерева, облокотился о ствол, тяжело дыша.

40

Накамура ещё ничего не поняла, как её спутник уже тянул девушку за руку. Крики, огонь и рык. Такой знакомый. Хакутё обернулась. Дракон. Её дракон. Чешуя  ярко блестит от огня, взмахи могучих крыльев ломают все, что находится вокруг, огонь из огромной пасти поджигает все на своём пути.  А его глаза смотрят прямо на Хакутё.
Она не узнаёт меня… Юрико не узнаёт меня.
А мужчина продолжал тянуть её, уводя всё дальше и дальше от её Королевы. Накамура понимала, что она должна остановить её. Ведь гибнуть люди. А ей это совсем не на руку.
Это безумие закончится. Жертв будет больше сотни. Юрико вернется в форму человека. И люди смогут убить её. Они разорвут её за то, что она сотворила с ними.
Ноги в окобо заплетались, и Король, скорее всего, распласталась бы по земле, если  бы её спутник не стянул с неё неудобную обувь. В голове пролетела мысль о Золушке и её принце, где-то там глубоко, за теми мыслями про Юрико, про то, как быстрее закончить её безумие, как избежать позора. И пока она думала над этими, её уводили все дальше и дальше.   
Только когда они остановились, девушка заметила отсутствие в своих руках ваты и мешочка с конфетами. И если первое было у её бывшей жертвы, то второе пропало без вести.
А там были мои любимые конфеты с черной смородиной.
Накамура оперлась рукой о дерево, на котором расположился мужчина и, наклонив голову и приоткрыв рот, пыталась восстановить дыхание.
- Спасибо… что… помогли, - произнесла девушка, делая между словами небольшие паузы, - но… это было зря. Мне надо… вернуться.
Дыхание всё ещё было сбивчивым, но медлить было нельзя. Выпрямившись, Король  попыталась отыскать силуэт своего воина. Но попытки были неудачными.
Почему именно сейчас!
Хакутё с силой ударила кулаком по дереву. На неё накатывало отчаяние. В форме человека девушка мало что могла сделать с драконом, более того Юрико не узнала её.
Быть может дело в маске.
Девушка поднесла руку к маске и перевела взгляд на того, кому пришлось составить ей компанию.  Её что-то привлекло в нём. Чем дольше она смотрела, тем яснее осознавала, что они встречались ранее. И Накамура была бы не прочь повторить встречу. Хакутё тряхнула головой, отгоняя ненужное. Иногда, способность думать о нескольких вещах сразу раздражала девушку, тем более если ситуация требовала полной отдачи.
Поднесенная рука дрогнула. На плечах вновь восседали ангел и демон.
Ты не можешь открыть ему своё лицо.
Твоя Королева погибнет.
Он продаст информацию о тебе. Ты будешь опозорена.
Газеты и так будут пестреть заголовками о том, как ужасен Черный строй, и обязательно количество жертв. Ты уже опозорена.

Хакутё повернулась в сторону  погрома. Над деревьями виднелись языки пламени, в небо поднимался густой темно-серый дым, казалось, крики стали громче, слышался детский плач.
- Жаль, что наша с вами прогулка закончилась именно так, - Король усмехнулась, снимая маску. – Быть может, мы ещё встретимся.
Хакутё повернулась к нему лицом и улыбнулась. Словно она обычная девушка, предложила обычному молодому человеку встретиться вновь. Кинув маску у дерева, Накамура двинулась к горящим рядам. Ей так хотелось развернуться, убежать, запереться дома, закутаться в одеяло, заснуть. Но девушка продолжала свой путь.

Хакутё вышла на один из горящих рядов, ногам сразу же стало тепло. Это немного успокоило её. Глаза слезились, волосы тут же пропахли дымом. Бежавшие люди толкали её, но девушка будто не чувствовала их толчков.
Неизвестность пугает.
Хакутё выудила меч, искусно спрятанный под кимоно, и повернулась к своей  Королеве.  На лице была та страшная улыбка, с которой Черный Король убивала.

41

Нит вовремя, почти на голом инстинкте, отскочила от Королевы, разомкнув объятия. В широко распахнутом глазу девушки можно было увидеть все и сразу - все, кроме страха. Хотя Кагуи понимала, что сейчас многое зависит не от нее, а от поведения Юрико, которая уже явно себя не контролировала. Восхищенным, но и не верящим взглядом Ладья смотрела на дракона, пропустив момент, когда большая, когтистая лапа, приземлившись совсем рядом с ней, толкнула Удава на стену, которой в последствии вообще не стало. Глухо выругавшись, она схватилась за плечо, которое пропорола острая и большая щепка. На пальцах сразу же очутилась густая, вязкая кровь воина, но Нит решила, что ей не больно. Точнее, она лишь будет испытывать обыкновенный свой экстаз от чувства незащищенности и страдания. Но эта царапина ничто, по сравнению с первобытной паникой, начавшей вскипать в нутре Черной Ладьи. К счастью, Кагуи слишком опытна и черства, чтобы позволить этому чувству завладеть собой.
Снова отскочив в сторону, она попыталась проследить за передвижениями Королевы, что оказалось очень легко. Грузная фигура огромного ящера была более чем заметной на фоне сумерек.
Побежала, невесть зачем, не зная, что можно предпринять.
"Король! Надо найти Короля, она знает, она сможет..." - да, точно. Надо найти Хакутё. Но почему? Неужели Нит сама не справится?
Понимая, что в человеческом теле она не сможет долго так вот бегать, девушка в прыжке, длинном, мощном прыжке, превратилась в большого леопарда, чей правый глаз был закрыт, как обычно. Приземлившись на распластанное посреди небольшой поляны тело, кошка вскинула желтый зрачок и издала звук, напоминающий рев слабого мотора.
"По сравнению с Королевой я просто букашка. Ослепить ее?" - но Нит не хочет причинять своей госпоже боль. Она не хочет делать ей больно, скорее сама примет все муки на свое существо, чем...
Теперь уже громко, во всю силу легких зарычала Кагуи, понеслась к Королеве, вспарывая острыми, как бритва, когтями влажную землю, оставляя следы четырех сильных лап. - "Король... Королева..." - в очередной раз позвала она, принюхиваясь и крутя увеличившейся головой, ища знакомый силуэт.
Вот... нашла? Да! И побежала к повелителю, к своему монарху, которая стояла перед Юрико, вытащив клинок.
- Ваше Величество! - прорычала Нит, хотя слова было не разобрать. Непонятное сплетение горловых нот, ничего более. На человеческий голос вообще не похоже. Естественно, ведь сейчас Нит - кошка. Большая пятнистая кошка, вставшая рядом со своим дрессировщиком и преданно, холодно, жестко  глядя на ту, которую недавно хотела.

42

Незнакомка не ответила, и Камео решила не допекать ее дальше. Смысл?
Издали девушка увидела зарево, пахнуло горелым.
"Ох черт, надеюсь это часть представления или в самом деле что-то..."
Она встала со скамейки и быстрым шагом направилась в сторону зарева. Навстречу ей бежали испуганные люди, кто-то был даже ранен, то, что когда-то было торговыми рядами, теперь пылало огромным костром.
И тут она увидела причину этого происшествия, которая оказалась в опасной близости от нее: руша все на своем пути на площади бесчинствовал огромный огнедышащий дракон. Камео оцепенела от ужаса. Дракон был так близко, от страха девушка не могла даже дышать, ведь это огромное животное вполне могло растоптать ее, кожей она чувствовала жар пламени...или это был жар совсем другого огня? Страх перед возможной смертью сделал свое темное дело. Она стала рыться в сумочке чтобы найти мобильник и позвонить в службу спасения, роняя искры перьев при этом.
"О нет, он нет, о нет, думала она", запаниковала она еще больше, когда почувствовала как с лица слетела маска потому, что лицо ее удлинилось за счет золотистого клюва и теперь мало напоминало лицо молодой девушки.
- Нет, нет, нет, - верещала она, уже не узнавая своего голоса, но ее прекрасное платье плавилось, органза скатывалась со стремительно оперяющегося тела крупными каплями. Она пыталась закрыть лицо руками, но руки уже покрылись яркими огненными перьями. А вокруг тела словно аура, появилось яркое свечение, которое все увеличивалось.
Она истошно закричала что-то, что же было невозможно понять, небольшая вспышка, и крик ее стал птичьим.
Девушка стала огромной пылающей птицей.
Птица раскинула крылья и крик ее разрезал пространство.
"Шшшшто это"
Взгляд ее упал на дракона, размером который лишь ненамного превосходил феникса. Птица была готова защищаться и защищать. А главное нападать.

43

Дракон склонил голову. Усмехнулся дракон. Только правила приличия не позволили дракону гнусно засмеяться. Хотя, смеются ли такие жуткие звери, как он, умеют ли?
…Он мог сшибить их одним ударом. Тем более, что кошки и люди его раздражали. Играючи, зверь вскинул голову вверх и выпустил пламя победы: вы проиграли, вам здесь не место.
Полный покой.
А голос спокойно так: "Убей".
Вроде легко, а вроде трудно. Убивать вообще легко. А трудность в том...
Дракон приподнял огромную лапу и подцепил небрежно тельце слабенькое.
...что эти глаза ему нравятся.
Смотрит огнедышащий в глаза медовые, и будто материнские чувства в нем просыпаются. А матери положено в строгости держать своих детей. Швырнул дракон чадо свое приемное на доски горящие, за неродственные чувства последнего. Оскалился зверь, оттолкнулся от земли, взлетел. Вздымает вихри воздушные крыльями золотистыми.
Приземлился за спиной приемыша, зарычал. Принялся зубами клацать, пытаясь в пасть поймать. Раздражение начало дракону ноздри теребить, когти скрючивать. Взмахнул зверь хвостом и рубанул по тельцу человеческому, отшвыривая на балки и щепки острые. Показал клыки. Даже взлететь себя не утруждает - идет по земле, следы внушительные оставляя, рычит, пар выдыхает. Хочет дракон крови отведать этого существа, аж желудок сводит. Голод знать о себе дает и аппетит звериный. Глядит он сверху вниз на распластанное тело - слюна из пасти течет, язык по зубам скользит. Вновь склонил голову огнедышащий, перевернул существо лицом к небу. Вглядывается в глаза широко распахнутые, едва уловимый запах крови чует. Приблизил дракон морду свою к лицу человеческому, оскалился. Ухватился клыками за одежду драную и в облака взмыл.
"Убей".
Зарычал зверь сдавленно: будто молотом по голове голос дубасит, сковывает члены, крылья подрезает. Не может зверь муки эти терпеть, не заметил даже, как пасть распахнул, и выпустил добычу свою. Ревет дракон, в небе кувыркается. А голос нашептывает, мол, плохой ты слуга, нехороший, не будет Богиня любить тебя. Если выживешь, конечно.
Пикирует золотистый на землю, крыльями онемевшими махать не может. Стукнулся брюхом о почву, вышибло из него дух. А вокруг уже эти двое, в бешенство приводят. Оскалился зверь, лапу когтями вперед выкинул. Не зацепил никого, обозлился. Голова на кусочки разрывается, дракон на земле разрывается: кого ловить, куда бить? Не двигаются лапы, не шевелятся крылья. Машет обезумевшее животное хвостом, сшибает все, что сшибить можно. Отталкивается хвостом от земли, ползет к кошке - заглотнуть хочет.
"Понял меня, дракон?"
Понял дракон, и силы вернулись. Не хочет больше продолжения этого банкета умерщвляющего, настроился серьезно. 
Один на один теперь дракон с воином. Сверлит зверь его глазами. Только дракон цел и невредим, а приемыш дрожащий - изранен и кровью заляпан. В третий раз склонил зверь голову тяжелую и ждет, что же букашка эта предпримет. Оскалил огнедышащий клыки. Ждет.

44

Появление Нит стало неожиданностью и помехой. Если за себя Король не волновались, то сохранность её подчиненных была очень важна.
- Уходи!
Не хватало потерять Ладью.
Пока девушка отвлекалась на  Кагуи, дракон подобрался совсем близко.
Накамура понимала, что против него она ничто. Сейчас для Юрико она букашка. Но улыбка не сходила с лица, глаза Королевы словно гипнотизировали, заставляя стоять на месте и ждать. Ждать своей участи.
Подцепив Короля за пояс, золотой дракон внимательно смотрел в её глаза. Девушка заметила в них  что-то похожее на нежность.
Это всё ещё моя Юрико.
В мгновение ока нежность сменилась на гнев и ненависть. Хакутё напряглась в ожидании, и это было не зря.  Королева швырнула девушку на горящие обломки, которые всего несколько минут назад были яркими палатками со сладостями.
Приземление Накамуры было неудачным. Один из острых обломков вошел в  левую руку, другие оставили глубокие раны по всему телу, разорвав кимоно. Девушка закряхтела, пытаясь подняться. Каждое движение отдавалось болью в всем теле. Выдернув обломок, Король скривилась. Кровь яркой красной струйкой  потекла по руке. От раны девушку отвлек шум крыльев за спиной. Она даже не успела обернуться, как тяжелой хвост отшвырнул её в сторону. На это раз Дэнко выпал из руки. Пытаясь смягчить своё приземление и не напороться на ещё пару обломков, девушка выставила вперед руки. Боль новой волной захлестнула тело, раненная рука продолжала истекать кровью, все колени были содраны. Хакутё пыталась отдышаться, но выходило плохо. Боль мешала сосредоточиться. Но всё же заслышав за спиной тяжелые шаги дракона, Накамура напряглась, ожидая нового удара.
Кимоно жалко.
Через секунду на спине Короля вновь оказалась лапа Юрико. Дракон повернул её к себе лицом и приблизил свою морду. Хакутё улыбнулась. Казалось, что даже улыбка причиняет боль. Последующих действий своей Королевы, девушка никак не ожидала. Ухватив её за уже почти разорванный пояс, дракон взмыл вверх. Сейчас Королю стало по-настоящему страшно. Но этот страх вместе с ощущение полета заставлял её улыбаться. Опьяненная этими ощущениями она даже не заметила, как дракон выпустил её.
Расслабиться, главное расслабиться.
Девушка закрыла глаза, готовясь к сильному удару. Такой боли она ещё никогда не испытывала. Тело словно горело, воздуха катастрофически не хватало, голова кружилась, тело покрылось холодным потом.
Я чувствую боль, значит, я жива.
Успокоив себя этой мыслью, Накамура облизнула потрескавшиеся губы, во рту сразу почувствовался соленый металлический привкус крови. Юрико не собиралась останавливаться, Хакутё знала это. В голове была только боль. Девушка, собрав все свои оставшиеся силы, поднялась. Ноги дрожали, едва удерживая Короля, из-под изодранного кимоно виднелось яркое красное белье, все тело было покрыто ссадинами и царапинами, которые кровоточили, не переставая.
Юрико…
- Юрико Хига…
… я прошу тебя…
- … прекрати немедленно …
… хватит.
- это ПРИКАЗ.
Боль совсем прекратилась.  Земля вокруг ног  покрылась инеем. Хакутё перестала бояться, перестала думать, перестала чувствовать. Мир вокруг исчез. Были только она и Юрико.

45

Кагуи, тихо рыча, смотрела то на Короля, то на Королеву. То ли ожидая приказа, то ли желая действовать. Или наоборот - отказываясь предпринимать что-то, отрицая, что Юрико может их убить. Но может. И Нит видела, что может, понимала и чувствовала всем телом, обострившимися сенсорами. Когтями впиваясь в землю, скаля острые клыки и раз за разом ударяя себя хвостом по бокам. Пятнистый хвост подобно бичу разрезал воздух, со свистом обрушивал свои удары на крепкую плоть леопарда. А тот, пребывая в растерянности, переминался с одной мощной лапы на другую, рычал и ждал. Чего-то ждал...
Резкий оклик Короля, и Кагуи неохотно подчиняется, понимая, что сейчас она ничем помочь господину не сможет. Жалкая помеха, ничто, букашка, путающаяся под ногами. Кошка, склонив голову и прижав к черепу уши, сделала пару шагов назад, не сводя настороженного взгляда со своих повелителей. Боялась.
Стыдно признать, но Нит действительно боялась. Не за себя - это уже давно в прошлом, своя шкура ее интересовала мало. За Юрико и Хакутё. Слишком много значили эти имена для Ладьи, слишком сильно привязалась к ним Удав. Шевельнув круглым ухом, она повернулась к посторонним звукам - крикам испуганной толпы, плачу, треску горящих досок.
Заняв позицию наблюдателя, Нит винила себя за бесполезность. Корила за слабость. И вообще, считала, что ее прямая обязанность защищать монархов от всего, даже от самих себя. Она клялась когда-то, обещая быть рядом и быть верной. Куда девалась хваленая спесь и сила Ладьи?
Кошка смотрела, как Королева играючи разбирается с Королем, пару раз порываясь подбежать к Хакутё, помочь ей. И каждый такой порыв сопровождался сухой мыслью. "Приказ." - вспоминала Нит, и оставалась на месте. Приказы она всегда исполняла четко, даже шага не делая от поставленных условий. Король будет гневаться, если она нарушит его распоряжение, кинувшись на помощь.
"Его Величеству не нужна моя помощь," - успокаивала внезапно запылавшее нутро Удав, - "Она справится и без меня. Я бесполезна сейчас." - мысли помогали, но делалось лишь горше.
Нит тяжело было наблюдать за так называемым боем, который больше походил на элементарное избиение. Затрепетали ноздри большого животного, задрожал хвост, и сама Нит напряглась так, словно собиралась в одиночку тянуть многотонный валун. Она отступила еще на шаг, когда дракон, приземлившись неподалеку, потянулся к ней. Прямо посмотрела в глаза ящера, пытаясь узнать в чертах золотого змея свою повелительницу. Узнавала лишь мимолетный призрак, который хотелось ухватить, удержать, но ни в коем случае не отпускать. Никуда, никогда, не сейчас.
Теперь Юрико и Хакутё встали друг напротив друга, готовые и атаковать, и обороняться. Стоящая в стороне, возле горящих останков какого-то павильона, Нит снова замерла в ожидании.
А слова Короля подобно пощечинам ударяли по воспаленному сознанию Ладьи. Почему, когда твердое обращение адресовано совсем не Кагуи? Неважно, не будет она думать о такой мелочи. По гибкому телу пробежала мелкая дрожь.
"Король... Королева..."

Отредактировано Кагуи Нит (31-01-2010 17:56:25)

46

Парень вот уже более получаса слонялся по парку, то подходя к одной палатке, то к другой. Просто играя с продавцами в гляделки и хмыкая в сторону нелепых товаров...
Каждый год одно и тоже. Пфе, сколько можно-то? Придумали бы чего поинтереснее.
Купив в одном лотке  банку пива, он шел по длинному скверу, с двух сторон обрамленному голыми деревьями, уснувшими до поры до времени да изредка позволял себе пригубить "напиток концетратов". Взгляд его изредка задерживался то на одной фигуре "маски", то на другой. На свою внешность и общий вид ему было глубоко наплевать, хотя сейчас он, скорее всего, выглядел как белая ворона, ради смеха засунутая в клетку с обычными, черно-серыми.
В еще одной палатке продавались леденцы на палочке. Не удержался - купил. Ва, еще бы сладкую вату найти! Запах-то есть, разносится по округе, мрр. Хотя и сейчас жизнь кажется вполне отличной штукой. Не смотря на то, что сам фестиваль безумно скучен.
Запах гари и крики появились внезапно, следом же им вторил рев. Едва ль не дернув ушами, парень принял "охотничью стойку" и, наперекор движущейся массе толпы крейсером двинулся в сторону шума.
...Мимо пролетел человек. Шмякнулся об стенку ларька и затих, сползая и оставляя за собой алый след.
Не-е-ет, только безумец и полный псих мог бы идти дальше! Ну или Зверек. Хотя чего уж тут говорить, под роль сумасшедшего он частично подходит, да...
- Уау, - тихо выдавил Кот, выглядывая из-за дерева. Наконец-то дошел. Вот тут уже интереснее. Сущий разгром и хаос, столпотворения уже маловато - народ Востока все-таки более-менее к взрывам привычный, ничего не скажешь. Бегать умеет, это факт.
А в небе парил дракон... Точнее, не совсем парил. Но это не так важно.
Важен сам факт присутствия дракона, ага. Ух, аж мурашки по спине ходят... Так же Иль имел счастие пронаблюдать за схваткой какой-то девушки и передвижению по "полю битвы" леопарда. Звери? Дыхание на долю секунд сбилось. А, ну да. Откуда иначе здесь взялся бы дракон? Черт, надо же... легенда, миф! Ай, и кто это говорит? Хе-хе-хе. Хотя до мифического ящера ему, конечно, ой как далеко. Да что там "далеко" - можно даже не засматриваться.
В топку пиво, сюда бы молока побольше. И из-за дерева не так удобно наблюдать, но зато безопасно. Ну.. в какой-то степени.
Иль щелкнул пальцами и не долго думая вытащил из небольшой, притороченной к поясу сумки фотоаппарат. Щелкнул на клавиши, подождал недолгой загрузки памяти, просветлению экрана. Перевел взгляд на "борцов" с местным огнепыхом и замер.
Как же все-таки страшно, должно быть, выглядит... Его взгляд отчетливо уцепился за девушку в уже никуда не годном кимоно, а где-то на задворках сознания вспыхнула совесть, бубнящая что-то о помощи ближнему своему.
Щелчок. Раз фотка, два фотка. И дракона, и девушку, и вблизи и вдали. Фу, какая эгоистичность и наглость.
Совесть забубнила громче, надрывно и не менее наглее. Тело отозвалось дрожью. Вот только перекидывания сейчас не хватало! Тьфу.
И все так лучше понаблюдать - может еще что интересного увидим-с. Хмпф, главное чтобы нас не заметили. А то, кажется, ветер меняется - вдруг учует кто.

47

Феникс дико озирался по сторонам. Вокруг бушевала привычная стихия. Дракон продолжал, дракон не прекращал. В мозгу вспыхивало и потухало, нужно было как-то вернуться в этот мир, мир людей, но Камео не хотела. Не сейчас. Сейчас ее когти были стальными, а тело покрытое теплыми перьями пылало огнем.
Птица взлетела и приземлилась неподалеку от дракона. Наблюдает, повернула голову. Рушить или убивать? Быть плохой птицей или хорошей девочкой. Деревяшка хрустнула под ее лапой, выхода уже больше не было и издав дикий крик феникс спикировал на спину дракону, острые когти сомкнулись на его шее.
"Кто шшшшертва, я шшшшшертва, твои людишшшки шшшшертва? Крови! Крови!"
Больше всего фениксу хотелось полакомиться мясом этой большой ящерицы, придерживая когтями, рвать латекс кожи, вытягивать тонкие полосы сладкого трепещущего мяса. Феникс чувствовал себе очень голодным.

48

- Это ПРИКАЗ.
Ну надо же. Много ли приказаний слышал за свою жизнь дракон? "Иди и убей" - это не приказ, это воля чужая.
Взвинченные нервы, уставшие лапы - отчего устал ты, зверь? - слишком много поводов для того, чтобы действительно начать исполнять чужую волю. Да что там говорить, он ведь исполнял.
А в голове - пустота. Блаженная пустота и мелодия.
Дракон мотнул головой и зарычал. "Не останавливайся!" Лапа вновь занесена - вот-вот упадет на пока еще живое существо. Упадет, и оно растает - такое волшебное, маленькое, снежное. Пусть и ароматное от крови, настолько ароматное, что хочется заглотнуть прямо вот так, со всеми этими его тряпками. Тут выбор небольшой - либо съесть, либо размазать по земле. Моргнул дракон, уставился оценивающе. Не пропадать же добру, решил зверь да и потянулся пастью разинутой. И только капелька слюны на землю упала, как дракон сжал челюсти, издав угрожающий рев.
Что-то впивалось в спину драконью раз за разом. Не больно, лишь мешает. Подстегивает, как красная тряпка. Или надоедливая муха. Расправил зверь крылья могучие, изогнулся, приник к земле. Глядит на полыхающую птицу исподлобья, а хвостом человека своего ароматного отстраняет. Моя, мол, добыча, не дам.
"Не дам, потому что дорога".
Дернул дракон глазом. Жужжит в черепной коробке голос, иной голос, не повелевающий. Чистый такой, как музыка. Музыка для дракона. Оттолкнулся дракон резко от почвы влажной, в коротком полете пасть раскрыл. Цепанул за птичью шею,  схватил зубами, взмахнул крыльями.
"Убей", - прокричал привычный комментатор.
Не убивай, - шепнул другой.
Отшвырнул зверь птицу на острые ветки, выдохнул огнем, да в который раз на землю повалился.
Не будет гармонии полнейшей, пока не соединишься ты...
Упал к ногам приемыша, закрыл глаза, двинуться не может.
...с воином своим, что спасет вас, что подарит единение силы...
Слабо оскалился. Будут ли бить лежачего?
...и гармонию.
Отзвенел женский голос, затихла музыка.
Кто вы, кто вы оба, хочет спросить Юрико.
Кто вы, голоса, кто я?
А потом опять проваливается в черноту, а дракон бессмысленно лапами перебирает. То очнется Юрико от забвения, то инстинкты снова над ней победу одерживают.
Нужен воин.
Нужен воин.

49

Накамура потянулась к зверю. Её переполняло желание прижать голову дракона к себе, погладить, успокоить и сделать полностью своим. И, казалось, никто не мог помешать. Но тут прямо над ней раздался рев. Он словно разбудил её, вернул к реальности. Хакутё моргнула пару раз. В шею дракона впилась полыхающая огнем огромная птица. Девушка с удивлением уставилась на то, как эта птаха пыталась оторвать лакомый кусочек от дракона, её дракона.
Моя. Никто не смеет трогать моё.
Мысль о том, что кто-то мало того, что трогает, так ещё и пытается съесть принадлежащее Накамуре, выводило из себя.
Она моя.
Иней у ног девушки начал медленно разрастаться, тело начало холодеть. Кровотечение прекратилось.  Девушка выпрямилась, ноги твердо держали её на земле, недавняя дрожь прекратилась.
Как ты смеешь трогать моего зверя.
Накамура ни на секунду не сомневалась, что этот дракон её зверь, её половина. Это именно он придавал ей сейчас сил, именно благодаря ему она вновь твердо стоит на ногах.
И вновь высокая полупрозрачная тень  маячила за спиной Короля, ожидая, когда же девушка позволит поглотить себя.  И Хакутё тут же окунулась в силуэт, закрыв глаза. Тело стало холодным, кожа побледнела, волосы мгновенно изменили цвет, разорванное кимоно сменилось на белоснежное, на руках выросли прозрачные хрустальные когти. Как давно девушка не применяла их по назначению.
Закончив превращение, Король открыла глаза. Юрико лежала перед ней, рана на её шеё кровоточила.
- Юрико…
Девушка присела перед ней на корточки и чуть коснулась когтями раны, которая тут же покрылась тоненькой корочкой льда.
- Отдыхай. Я разберусь.
Хакутё коснулась губами морды дракона и поднялась. Девушка не собиралась убивать эту птицу. Убийство в её планы не входило, тем более в этот день. Синие губы расплылись в хищной улыбке, от чего она стала более устрашающей, в медовых глазах появился огонёк.
Я хочу знать кто ты.
В несколько больших прыжков, девушка достигла птицы. Приземляясь, Хакутё замахнулась и вонзила когти в крыло феникса. От них тут же начала распространяться толстая корка льда. Огонь мешал, но Накамура надавила на когти, погружая их глубже в крыло птицы, от чего толщина корки становилась больше.
Смотри в мои глаза, бойся меня.
Накамура внимательно смотрела в глаза птицы. Король знала, что скоро та окунется в её медовое безумие, и где-то глубоко внутри этот феникс почувствует страх.
- Покажи мне своё настоящие лицо,  - прошипела девушка, облизнув губы.

50

Нит с еще более растерянным видом металась между Королем и Королевой. Со стороны могло показаться, что леопард безумен - резко, рывками двигалась большая кошка, а в глазу то вспыхивало, то угасало пламя.
Так остро свою беспомощность Кагуи еще никогда не ощущала. Но успокаивала себя тем, что сегодня не смогла бы сделать вообще ничего с тем действием, развернувшимся в парке. Наверное, сейчас она может охранять этот бой, не позволяя никому из присутствующих людей вмешиваться в тихий диалог между ее монархами.
Тихий клекот, вырывавшийся из груди кошки, становился все тише. Нит постепенно успокаивалась, медленно, но верно возвращая себе трезвость ума и привычное хладнокровие. Увы, любой, сунувшийся бы к киске сейчас, не ушел от когтей Ладьи живым. Почти наверняка. Девяносто девять и девять десятых процента.
Ухо Нит дернулось, ноздри раздулись, а голова сразу же поменяла положение, повернувшись в сторону, откуда чувствовался незнакомый и не нравящийся ей запах, да еще и слышался затвор фотокамеры.
"Кто-то посмел сфотографировать..." - мысль как клеймо обожгла воспаленное сознание, и кошка глухо зарычала. Снова. От переполнившей ее злобы разрыла когтями землю, и, все еще принюхиваясь, пошла к плебею, решившему оклеветать ее господ. А даже если бы не оклеветать, а просто щелкнуть на память - никто не имеет права нарушать эту относительную, но секретность. И вообще, никто не посмеет фотографировать ее господ!
Тяжелая лапа ударила по стволу дерева, за которым прятался ничтожный с фотоаппаратом. Она знала это, чувствовала и почти видела - дерево заскрипело, заныло, но не рухнуло. Если бы рухнуло, то прямо на человечишку, зажавшегося в его тени. Глубокий, рваный след, оставшийся на плоти представителя местной фауны, не удостоился даже взгляда от "вредительницы". Она была занята и взвинчена, о чем свидетельствовали выступившие над нижней губой животного клыки. Каждый в пять сантиметров.
"Кто посмел?.."
Обойдя покалеченный ствол, леопард вскинул глаз на стоящего тут юношу.
"Неужели, мальчишка?"
Во внимание сразу бросился сжимаемый в руке его фотоаппарат. Снова взметнулась большая лапа, сверкнули выпущенные когти, и Ладья, особо не церемонясь, выбила из ладони юнца компромат. И сразу же раздавила, наступив. Из груди животного вырвался недовольный, яростный рык. Желтый зрачок, поблуждав, уперся в лицо парня. Леопард, скалясь, надвигался.

51

Он глубоко вздохнул, втягивая в себя воздух. Да, ветер так изменчив... боязливый предатель. Поэтому, приблизившегося леопарда он заметил не сразу. А когда заметил, то было уже несколько поздно.
- Фать, - тихо ругнулся он, резко  отпрыгивая, но теряя фотик и зло провожая его взглядом: все было словно при замедлившейся съемке. Словно играючи, коробочка пролетела вниз и, с тихим стоном-скрипом упала на землю. Что-то внутри треснуло. Хотя это было уже не важно - фотик пришел в негодность еще до того, как на него опустилась лапа зверя, причем, весьма разъяренного зверя с горящими от ярости глазами.
Хотя это, конечно, преувеличение.
Пф, а карту памяти он все равно вернет. И фотки распечатает. Негоже такому материалу пропадать.
Из груди вырвался сиплый рык.
- Ну почему такая дурь всегда происходит со мной.. - немного рассеянно и словно в никуда вопросил он, методично расстегивая куртку и не забывая медленно и плавно отходить назад, - Вот скажи мне, подруга, - сходу определить пол большой кошки на самом деле очень просто, хи-хи, - оно тебе надо? - Куртка скинута на землю, рука тянется к ширинке.. Вот уж точно подумать можно, что извращенец какой-то, гы. Вот только менять каждый раз  верхнюю одежду - денег не напасешься. Внутри что-то хрустнула, а воздух внезапно похолодел, словно кто-то отбирал всю энергию... Хотя именно так оно и было. Все-таки Зверь, что внутри несколько больше чем человек. И по массе тоже. А энергию для восполнения иначе, чем из вне не найдешь, так ведь? Глубоко вздохнув, Иль дернулся всем телом, - послышался треск ткани и через несколько секунд, выдыхая пар - температура опустилась, наверное, до минус десяти в этом месте, если не больше, - вместо него появился несколько странный лев, имеющий на боках слабо проявляющиеся полоски, неброские пятна на бедрах, гривы не было, зато были длинные, почти с локоть клыки, вызывающе торчащие из-под верхней губы. Ах да, еще учитывая кожистые "нетопыриные" крылья, сейчас сложенные на спине "плащиком" и весьма впечатляющий рост под полтора метра в холке.
- Фы-ы-ырр, - благодушно пробасил кошак, махнув хвостом. Мол, какие-то проблемы? А вообще как раз сейчас можно и улетать, прихватив свои причиндалы. Надо ж было так засветиться, а.. Хотя иного выхода он не видел, к тому же эта его звериная сущность, едва встретившись со взглядом большой кошки настояла на своем. Ну-ну, только сейчас с ума сходить не надо, потом ведь кофе отпаиваться будешь.

52

Отшвырнутая огнекрылая птица не хотела падать, лишь шлепок о землю и вспыхнула пара досок.
Голод переполнял ее, заставляя гореть яркое оперение огнем.
Кто-то. Феникс не знал кто она, и сдаваться был не намерен. Глаза светились яростью, огонь бушевал повсюду.
Я хочу знать кто ты.
"Смотрии смотриии, я есть огонь. Ты родилось из огня мягкотелое существо, я родилась из огня, все мы - огонь"
Огнекрылая птица была поймана. Схвачена как простая канарейка. Она даже не сопротивлялась. О взвешенности решений, которые принимают фениксы, можно слагать легенды. Птица повернула голову, глаза блеснули, сверкнул клюв в отблесках пламени. Феникс думал о сущности мира и огне, Камео читала стих-посвещение Сапфо. Все было мирно, феникс не собирался сдаваться, а девушка не отпускала своих огненных мечт.
Смотри в мои глаза, бойся меня.
"Я не могу бояться тебя, у тебя мягкое тело, мягкое и сладкое, но я не ем простой пищи"
Ледяная корка лопнула с оглушительнм звоном. Феникс дернул крылом и, потеряв часть огенных перьев, взмыл в воздух, оглушительно смеясь.

Отредактировано Камео Лакруа (06-02-2010 20:08:48)

53

|начало игры

Дайске медленно шел по тропе, направляясь в сторону парка. Сегодня такой знаменательный день, чтоб его - в честь Великой Богини. Не прийти на такой праздник было бы проявлением неуважения как к всевышней и почитаемой Богини, так и к самому Белому Королю, который скорее всего уже давно развлекается на празднике. Почему же наш герой опоздал на сие крупномасштабное мероприятие? А ответ прост - задержался на работе. Раз такой праздник, то многие съезжаются сюда, чтобы поглазеть на салют, сходить в Храм и прочее, поэтому и предпочитают кучковаться в кафешках и ресторанчиках. И как на зло сегодня у Дайске полный рабочий день.
Чтоб их...
Дайс решил, что пока не дойдет до места торжества - маску не наденет. Он и очки то почти никогда не носит, а тут еще и эту разноцветную деревяшку по форме лица надевать, кошмар. Хорошо хоть сама маска закрывает лишь пол лица, если бы она скрывала полностью, то Дайске бы просто наплевал на все правила и явился бы на праздник при полном параде.
Неподалеку послышались чьи-то испуганные крики, запахло гарью. Дайс удивленно заморгал и чуть-чуть приоткрыл рот, завидев впереди огромные языки. Видимо фейерверки китайские попались или Звери разошлись... А черт их знает, главное сейчас узнать корень проблемы и много ли народа пострадало, особенно среди Белых. Парень быстро надел на лицо маску, проворчав себе под нос что-то нечленораздельное, подбежал к дереву, стоящему ближе всех к источнику пламени и, прижавшись к тому спиной, выглянул из-за ствола. В центре всего происходящего лежал золотистый дракон, беспомощно растянувшись и судя по следам крови, был ранен, при чем серьезно; высокая девушка, казалось, что она наполовину состоит изо льда и феникс, которого она держит когтями. Но гордой огненной птице удается вырваться и она взмывает в небо.
Где-то я ее уже видел, уж больно знакомый феникс...
Дайске прищурился, пытаясь разглядеть ее в небе и удивленно выпучил глаза.
Елы, это же Камео! Вот дерьмо!
Почуяв вблизи еще кого-то, Дайс повернул голову в сторону и увидел леопарда и тигра. "Кошачий двор" - проворчал Дайске, быстро снимая с воротника запонку. Открепив ее, парень закатал рукава рубашки и царапнул обе руки вдоль, от кисти до локтя примерно на 17 см. Кровь медленно стекла на ладони, приобретая форму. Дайске создал хлыст на правой руке, вторую решил пока поберечь, но кровь оставил наготове.
Если Король узнает о провале - будет полная жопь!
Дай взмахнул хлыстом, увеличивая его длину. Он взмывался вверх, а потом вперед, разрезая перья феникса и хлестанув землю в полу метре от "ледяной" девушки.
Сейчас моя главная задача - отвлечь эту леди!

Отредактировано Дайске Нейлс (06-02-2010 21:30:41)

54

"Конечно. Мы обязательно встретимся еще. Не повезло вам, что вы меня узнали, милый Черный Король"
Отдыхая и готовясь к новому рывку, Король наблюдал за развернувшийся на руинах парка баталией. Зрелище полностью поглотило его внимание, он не верил своим глазам, восхищаясь мощью детей Богини. Но так и не понял, что к чему и кто против кого. Мелькали краски, тела, узоры шкур, как в дорогом фильме. Он, почти не скрываясь, все так же стоял у дерева. В конце концов, появились еще знакомые лица.
"Удачи, Дайске. А вот я поспешно ретируюсь. Ничего здесь поделать не могу, кроме как попасться под чьи-нибудь когти."
Лакруа выпрямился и быстрым шагом пошел к окраинам парка, надеясь добраться до дома без приключений.
====> Парк Хару

55

В связи с проблемами у Тельца, посты буду писать я.
Приношу свои извинения.
С Уважением, Кот

Лежит  дракон на земле холодной, прикрыл глаза, отдыхает. Уверен он, что Королева его Снежная справится с птицей огненной. Ледяная корочка приятно раненую шею охлаждает. Расслабился зверь, сопит, ноздри широко раздувая. Чувствует приятный холодок по всему телу от воина своего снежного. Но тут отвлек его шум крыльев. Открыл дракон глаза, поднялся на лапы свои крепкие, повернулся в сторону шума. 
Вырвалась птица огненная из плена ледяного, взмыла в воздух, издавая звуки странные.  А перед госпожой уже человек стоял странный, в руках его был хлыст алый, угрожал он им деве снежной.
Недовольно фыркнул дракон, выпуская дым их ноздрей, расправил крылья свои мощные, золотые. Не обращает больше внимания на боль в ране, оставленной клювом птицы огненной.
Никто не смеет угрожать госпоже моей.
Одним рывком достиг он паренька, взмахнул хвостом и со всей силы ударил им по тельцу хилому.
Как посмел руку поднять на Королеву мою Снежную.
Дыхнул огнём в сторону человека откинутого, издал рык грозный. Повернул свою голову к деве снежной, ухватил за кимоно её белое, усадил на спину свою сильную и взмыл в небо за фениксом раненым.  Не упустит зверь добычу свою. Пара взмахов крыльями и вот она жертва. Сомкнул пасть на крыле птицы, рыча. Придает ему сил воин на спине восседающий.  Тянет к земле добычу свою, вгрызаясь в крыло огнем пылающее. А во рту уже привкус крови чужой. 
Не уйдешь теперь от нас, птица наглая.

56

Корка треснула, и птица взмыла в воздух, оставив несколько своих ярких перьев. Накамура подняла голову  и проследила за полетом феникса.
Далеко с таким крылом ты не уйдешь.
Хакутё усмехнулась.
Я усмирю тебя, и ты станешь моей. Уверена, что за этой оболочкой скрывается симпатичная мордашка.
Ухмылка стала ещё шире. У милых мордашек, которые пошли против воли Чеширского Кота,  был только один путь. На базар. И зря многие полагали, что там Черные Фигуры мучили людей.  Товар мыли,  покрывали все тело благовониями, одевали. Делали красивую упаковку. С одном милой мордочкой товар не продашь, нужна красивая коробочка.
Девушка повернулась к Юрико, чтобы та помогла ей догнать феникса. Но путь к дракону ей преградил паренек, чье лицо было ей очень знакомо. Накамура недовольно поморщилась.
И почему все так любят вставать у меня на пути.
Вздохнув, девушка начала внимательно изучать молодого человека. Её не интересовало, по какой причине он преградил ей дорогу. Скорее всего знал эту птичку. И всё же она его определенно где-то видела. Усмехнувшись, Накамура облизнула синие губы. Это начинало ей нравиться.  Король словно выплескивала накопившуюся энергию, и это было прекрасным ощущением. Хакутё уже была в предвкушении той приятной слабости по всему телу, которая будет после.
Пока она мечтала о теплом чае и удобном кресле, паренек не терял времени, превратив свою кровь из сделанных самим же ран в хлыст. Это было довольно интересно, но  у неё не возникло даже слабого ощущения, что он может ей навредить.  Накамура внимательно смотрела на него, будто хотела поглотить, утопить его в своем медовом болоте. Однако её отвлекло движение. Это был кровавый хлыст. Он прошелся по земле в полуметре от неё, совсем не задев.
Играет со мной? Какой милый мальчик.
Подавив смешок, Хакутё уже приготовилась вонзить в него когти, но за его спиной словно из-под земли выросла Юрико и, взмахнув хвостом, отшвырнула его, пустив вслед струю огня.
Моя девочка.
Король сделала пару шагов вперед, и была заботливо усажена на могучую спину. Так делают тигрицы, хватают своих малышей за шкирку. Девушка провела ладонью по золотистой чешуе, оставляя дорожку из инея.  Дракон, оттолкнувшись от земли, взмыл в воздух, и Королю пришлось ухватиться за шею, чтобы не свалиться на землю. Ветер ударил в лицо. Накамура отвернулась, придерживая цветок, чтобы тот ненароком не слетел. Эта орхидея слишком нравилась Хакутё, было бы жаль её потерять.
Как только они достигли птицы, Юрико впилась зубами в крыло зверя и начала тянуть вниз. Хакутё с улыбкой смотрела за этим.
Теперь ты моя, пташка, и я собираюсь много за тебя получить.

57

Феникс бился в зубах дракона, но силы были не равны. Крыло было ранено, да и силы уже на исходе. Феникс издавал ужасные крики, которые было слышно за несколько миль вокруг, А земля под местом битвы была усеяна светящимися перьями. Если бы бегущие и мертвые знали, что эти перьям могут оживить их и исцелить раны....
"Не сдамся не сдамся не сдамся", - твердил про себя феникс.
Птица изловчилась и клюнула дракона в глаз, не настолько чтобы ранить, но настолько чтобы дракон потерял равновесие. Птица выскользнула из его лап и упала на землю. Лететь она не могла. Она пронзительно закричала так, что у близких к парку домов задрожали окна. Крик боли и отчаяния. Феникс кричал об этом. 15-летняя девочка звала единственного, кто мог защитить ее - своего брата, пропавшего, как она думала, год назад.
"Браааааат"
Но даже брат был настолько далеко, что возможно, и не слышал даже, этого пронзительного крика израненной птицы.
Птица совершила попытку взлететь, но пролетев буквально пару метров рухнула в обломки, которые почти скрыли ее.

58

Дайске внимательно наблюдал за происходящим, прикусив губу почти до крови. Он сосредоточил все свои внимание на этой ледяной женщине, но чувствовал, что сегодня не его день и что эта операция "звездец" точно выгорит. Парень не знал этого, не мог предугадать, просто чувствовал. Возможно, у собак повышенная интуиция, кто его знает?
Дайске нахмурился, оставив в покое многострадальную губу от подобных нервных прикусов, и собирался нанести повторный удар по женщине, как со стороны послышалось фырканье и взмах широких крыльев. Как будто вертолет собирался взлетать, только пустив механизм крыльев в действие. Нейлс резко обернулся и не зря. Золотистый дракон, вроде только лежавший раненный неподалеку, сейчас нависал над ним, в глазах того отражалась злоба и ненависть. Будто Дайске ранил его и являлся самым ненавистнейшим врагом. Дракон взмахнул хвостом и резко ударил им по парню. Все произошло буквально за доли секунды, настолько быстро, что Дайске не успел среагировать должным образом. Он смог лишь повернуться лицом к нему и удивленно моргнул. Сильный удар мощного хвоста, покрытого плотной чешуей, царапающей от малейшего прикосновения Дайске угодил прямо по грудной клетке. Сдавленно охнув, парень отлетел в сторону на пару метров и шумно выдохнул. Внутри все содрогнулось, на губах чувствовался явный металлической привкус теплой крови. Судя по состоянию, было сломано ребро.
Допрыгался...
Дайске плюнул на все официальности сего праздника и с силой сорвал с лица маску. По вискам вниз медленно стекала кровь, обрамляя острые черты лица. Парень тяжело поднялся с земли, опираясь рукой о дерево, рядом с которым ему посчастливилось приземлиться. Зрачки Дайске сузились, в кроваво-красных глазах отразилась боль и гнев. Повернув голову в сторону улетевшего дракона, Зверь удивленно изогнул бровь. Ледяная женщина уже восседала на драконе, в то время как это огромное существо впилось зубами в крыло феникса. Но она смогла выскользнуть из его лап, клюнув в глаз, и закричала. Ее пронзительный крик заставил Дайске содрогнуться.
Камео!... Черт!
Феникс бессильно рухнул в обломки торговых палаток. Собрав остатки сил и улетающего интеллекта, парень превратился в огромного черного пса и помчался на то место, куда приземлилась Камео. Добравшись до места, Дайске быстро принял человеческий облик и, на шатающихся ногах, приблизился к раненой птице.
- Камео...

Отредактировано Дайске Нейлс (12-02-2010 20:32:18)

59

Клюнула дракона  в око его птица наглая. Потекла от глаза драконьева струйка алая. Ослабил хватку зверь, выскользнула добыча из пасти его сильной и упала в обломки горящие, издавая звук слуху неприятный. Недовольно зарычал дракон от того, что упустил жертву свою. Пустился следом за птицей огненной, рыча и пламя извергая.
Не уйдешь, птаха глупая.
Опустился дракона неподалеку от места падения птицы. Тряхнул головой, попытался око раненое открыть. Заслезился глаз, ещё сильнее заболел. Фыркнул зверь, ещё сильнее разозлила его боль.  Ступает тяжелым шагами к добыче, оставляя отпечатки следов своих на земле, пускает горячий дым из ноздрей, предвкушает  увидеть тело бездыханное.
Но тут мелькнула тень черная странная. Остановился зверь, прищурил глаз свой, пытаясь разглядеть существо непонятное.
Пес?
Вновь фыркнул дракон и продолжил путь свой. Не представлял опасности для дракона пес маленький. Смотрит дракон, а зверь то черный в человека превратился. Да уже в знакомого ему.
Волнуешься за птаху нашу, зверь глупый.
Оскалился дракон, пытаясь улыбнуться. Нравилась ему игра эта, но чуял, что заканчивать пора этот бой. К концу подходит превращение его.  Навис над человеком,  ухватил его за шкирку и откинул от обломков.
Это добыча Королевы моей Снежной. Не позволено тебе её трогать.
Разгреб дракон лапой обломки горящие, уставился удивленно на жертву свою.

60

Накамура была удивлена, когда феникс кольнул дракона в глаз. Издав пронзительный крик, от которого у девушки заложило уши, птица вырвалась и рухнула на землю, угодив прямиком в огненные обломки, которые скрыли её от глаз.
В этом звере ещё остались силы.
Хищная улыбка не сходила с лица, огонек в глазах разгорался.
Теперь мне просто необходимо тебя заполучить.
Как Хакутё и полагала, её Королева ринулась за зверем. Опустившись на землю, дракон постоял немного, видимо разбираясь со своим  раненым глазом, и медленно двинулся к месту падения птицы.  Король облизнулась. Ей хотелось уже быстрее разгрести обломки и посмотреть на свою добычу. В голове  уже крутились мысли о продаже. Какую цену назначить, для какой аудитории выставить товар. Пол птицы Короля абсолютно не волновал, как и не волновал её клиентов. Покупатели людей предпочитали как мальчиков, так и девочек. И Накамура с удовольствием предоставляла желаемое. И это занятие было ей самой крайне приятно. Девушка любила заниматься денежными делами, разработкой планов, тщательно описывать каждое действие, чтобы нигде не было ни даже малейшего намека на ошибку. Ей нравилось предвкушение успеха, ибо Черный Король не знала слова «неудача».
Внезапно дракон остановился. Хакутё вырвалась из своих мыслей и удивленно посмотрела на дракона, а потом на обломки, у которых маячила огромная черная осбака.
Пес? Какой большой.
Король с интересом разглядывала зверя.
Откуда же он взялся…
К её удивлению через мгновение пес превратился в того паренька, который пытался отвлечь её от феникса. Выглядел он не лучшим образом. Накамура спрыгнула с дракона и сделала несколько шагов вперед. Король немного наклонила голову и сощурила глаза.
Побледнел, дыхание поверхностное, грудная клетка немного деформирована. Травма грудной клетки. Хорошо же Юрико его ударила. Но какое же знакомое лицо…
В голове девушки тут же появились тысячи лиц, которые словно бегущая строка сменяли друг друга. Хакутё уже почти нашла соответствие, как её верный дракон двинулся на паренька и, схватив его за шкирку, отшвырнул в сторону.  Король проследила за его полетом. Вздохнув и недовольно посмотрев на  своего зверя, девушка подошла к месту падения птицы. Королева  своей огромной лапой уже разгребла птицу. Синие губы Накамуры растянулись в улыбке.
Вот и конец, детка.


Вы здесь » Шахматная Война » Парк Хару » Центр парка